Кратко «Белая гвардия» М. А. Булгаков

⭐⭐⭐⭐⭐ «Белая гвардия» за 1 минуту и подробно по частям и главам за 30 минут

Автобиографический роман о событиях гражданской войны на Украине глазами русских офицеров.

Очень краткий пересказ романа «Белая гвардия»

В 1918 году доктор Алексей Турбин, вернувшийся с первой мировой войны, унтер-офицер Николай Турбин и их сестра Елена потеряли мать. Это потрясение, для их семьи, сделало время переломных событий в Городе ещё более страшным.

Гетманская Украина находилась в оккупации немецкими войсками, которые не должны были допустить прихода к власти большевиков.  Провальная политика, а также безнаказанные грабежи и унижения простых мужиков со стороны немецких солдат породили лютую ненависть и толкнули народные массы под началом Симона Петлюры на очередную революцию. Понимая неизбежность грядущего поражения, немцы бежали, а вслед за ними, бросив страну и народ, бежали гетман и всё командование армии Украины.

Не встретив серьёзного сопротивления, петлюровцы захватили власть. В городе начались разбои и расправы над русскими офицерами. Однако, на параде по случаю взятия Города представители большевистского движения уже обозначили своё присутствие на Украине.

А спустя сорок семь дней ночью петлюровская армия спешно покинула Город под шум и грохот приближающихся большевиков.

Главные герои и их характеристика:

  •  Алексей Васильевич Турбин  — мужчина двадцати восьми лет, высокий и худощавый. Врач, прошел первую мировую войну, мудрый и образованный человек, убеждённый монархист. Старший брат Николки и Елены Турбиных.
  •  Николка Турбин  — добрый и отзывчивый юноша семнадцати с половиной лет с голубыми глазами и длинным «птичьим» носом, унтер-офицер, ефрейтор. Человек чести, смелый и сильный. Играет на гитаре и фортепиано, самый младший в семье Турбиных.
  •  Елена Васильевна Тальберг (Турбина)  — сестра Алексея и Николки Турбиных, супруга Сергея Ивановича Тальберга. Красивая стройная рыжеволосая женщина двадцати четырёх лет с сильным характером.

Второстепенные герои и их характеристика:

  •  Ларион Ларионович Суржанский (Лариосик)  — племянник Сергея Тальберга из Житомира, приехавший к Турбиным после развода с женой.  Интеллигентный и образованный юноша с огромной головой и мутными скорбными глазами. Добрый и отзывчивый, но очень неуклюжий человек. Любит книги и птиц.
  •  Сергей Иванович Тальберг  — капитан военного министерства гетмана всея Украины, мужчина тридцати одного года, супруг Елены Васильевны. Скрытный и изворотливый мужчина с поджарой фигурой и вечной «патентованной» улыбкой на лице. Привык во всём искать собственную выгоду.
  •  Фёдор Николаевич Степанов (Карась)  — маленький, укладистый, голубоглазый мужчина, который за сходство с карасём получил своё прозвище. Бывший студент, жизнь которого резко изменила революция. Человек храбрый и самоотверженный. Друг Турбина и Мышлаевского по гимназии.
  •  Виктор Викторович Мышлаевский  — высокий, красивый, широкоплечий мужчина с маленьким подбородком на мужественном лице и разными по цвету глазами. Поручик, храбрый и отчаянный вояка, друг семьи Турбиных, сослуживец Алексея и Карася. Убеждённый холостяк, падок на выпивку и имеет привычку сквернословить.
  •  Леонид Юрьевич Шервинский  — улан, служащий в штабе гетмана, мужчина маленького роста, дамский угодник. Всегда дорого и красиво одет, имеет привычку преувеличивать. Леонид обладает великолепным голосом, после войны планирует петь. Симпатизирует к Елене Тальберг.
  •  Гетман (Павел Петрович Скоропадский)  — седоватый мужчина с «лисьим» лицом и подстриженными усами. Богатый помещик, недальновидный и трусливый правитель всея Украины.
  •  Василий Иванович Лисович (Василиса)  — инженер, председатель домового комитета и хозяин дома, в котором располагалась квартира Турбиных. Мужчина с голубыми глазами и длинными пушистыми усами. Мудрый человек, карьерист и буржуй. За свою излишнюю бережливость и трусость получил своё «женское» прозвище.
  •  Ванда Михайловна Лисович  — жена Василисы, костлявая, неприятная, ревнивая и чрезмерно скупая женщина.
  •  Феликс Феликсович Най – Турс  — молодой полковник с «траурными» глазами, боевой армейский гусар, бывший эскадронный командир Белградского полка. После ранений прихрамывал и не мог поворачивать голову. Феликс Феликсович картавил и был необычайно скуп на слова. Справедливый и честный офицер.
  •  Юлия Александровна Рейсс  — стройная женщина, с угольными бровями и тёмными глазами. У Юлии пепельные волосы и нос с горбинкой, который делал её профиль неправильным, но очень красивым. Храбрая самостоятельная женщина, любовница Шполянского.
  •  Михаил Иванович Шполянский  — мужчина, похожий на Евгения Онегина, чёрный и бритый, с «бархатными» бакенбардами. Председатель поэтического ордена, прекрасный оратор. Богатый человек, содержал балерину оперного театра и Юлию Рейсс. Выступал против Петлюры и против гетмана.
  •  Полковник Малышев  — офицер, командующий добровольческим Мортирным дивизионом. Мужчина тридцати с небольшим лет, гладко выбритый, с чёрными усиками. Ответственный и сильный духом человек.
  •  Александр Брониславович Студзинский  — штабс-капитан, поляк по происхождению, настойчивый и честный молодой человек. Хороший командир, опытный боевой офицер.
  •  Князь Белоруков  — командующий русской армией, генерал кавалерии.
  •  Жилин  — вахмистр, мужчина с пронзительными голубыми глазами и грубыми чертами лица. Сослуживец Алексея Васильевича Турбина, погибший в гражданскую войну.
  •  Семён Васильевич Петлюра  — преступник, заключённый городской тюрьмы, который, выйдя на свободу, возглавил народное движение против гетманщины. Сам узник представлялся Симоном, на французский манер, а немцы по-своему называли его Пэтуррой. Никто никогда его не видел и о прошлом этого человека ничего не известно. Личность Петлюры обрастала слухами и легендами и в конце концов превратилась в собирательный образ.
  •  Козырь-Лешко  — полковник петлюровской армии, возглавивший нападение на Город. Всю жизнь работал сельским учителем, в 1914 году воевал в составе драгунского полка и после этого понял, что война его призвание.
  •  Болботун  — полковник петлюровской армии, весёлый и толстый как шар. Самовольно вошёл в Город без разрешения командования.
  •  Торопец  — полковник армии Петлюры, командир корпуса облоги. Хитрый и нервный мужчина, бритый и чернобровый.
  •  Отец Александр  — священник маленькой церкви Николая Доброго, всегда смущался при беседе с людьми.
  •  Русаков  — поэт двадцати четырёх лет, сын библиотекаря, больной сифилисом. Человек на грани сумасшествия, пациент доктора Турбина.
  •  Анюта  — юная темноволосая девушка с чёрными глазами, которая выросла и жила в доме Турбиных. Выполняла обязанности домработницы. Влюблена в Виктора Викторовича Мышлаевского.
  •  Анна Владимировна Турбина  — мать Алексея, Елены и Николки.
  •  Петька Щеглов  — маленький мальчик, сын Щегловых, соседей Турбиных.

Краткое содержание романа «Белая гвардия» подробно по частям и главам

Часть первая

1

Год 1918 для Украины был великим и страшным, но жизнь быстротечна и в мирное и в смутное время. Незаметно для Турбиных наступил декабрь. Ещё в мае казалось, что всё плохое ушло, а впереди ждёт счастливое и радостное будущее.

Елена, средняя дочь Анны Владимировны Турбиной двадцати четырёх лет, год назад обвенчалась с Сергеем Ивановичем Тальбергом, который в свой тридцать один год занимал пост капитана военного министерства гетмана всея Украины.

Младшему сыну Николке было только семнадцать с половиной, и он ещё не был обременён заботами, а старший – Алексей Васильевич, двадцативосьмилетний врач, вернулся домой с военной службы. В ту же неделю Анна Владимировна умерла. Священник Отец Александр отпевал её в маленькой церкви Николая Доброго, что находилась недалеко от дома №13 по Алексеевскому спуску, где располагалась квартира Турбиных.

Алексей, Елена, Николка и Анюта, которая выросла в их доме, были оглушены горем. Особенно больно ударила смерть матери по Николке, он считал это чудовищной несправедливостью. Именно тогда, когда все они собрались вместе в своей уютной квартире со старинными часами, жаркой печкой в голландских изразцах и кремовыми шторами. Но никто ещё не осознавал, что всё, что происходит, бывает только к лучшему.

Этому учил Алексея Васильевича и священнослужитель отец Александр, когда Алексей приходил к нему, чтобы унять душевную боль. «Уныние – большой грех.» — говорил Турбину священник. А год, тем временем, становился всё страшнее и тяжелее.

2

Декабрьским вечером Алексей и Николка спустились за дровами, и уже вскоре печь в квартире у Турбиных пылала, наполняя комнату теплом и уютом. Печь эта была местом притяжения семьи и, кроме того, изразцы её хранили памятные надписи разных лет.

Николка у печки с гитаройИх оставляли сами Турбины и их близкие друзья. Алексей сидел, удобно усевшись в кресле, у его ног расположился на полу Николка с гитарой. Погоны унтер-офицера на плечах младшего брата напоминают о начинающихся в Городе событиях, из-за которых формируется дружина.

Вошла Елена, она волновалась о долгом отсутствии супруга, Тальберг уже давно должен был явиться домой. Вдруг все трое отчётливо услышали пушечные выстрелы. Елена ещё сильнее стала тосковать о муже. Братья понимали, что немцы могут оставить защиту Города и пропустить Петлюру, вопреки обещаниям.

Звонок в передней успокоил Елену, Николка побежал открывать, но пришел в квартиру не Тальберг, а закоченевший от холода поручик Виктор Викторович Мышлаевский, близкий друг Турбиных. Поручик попросился на ночлег и, чуть отогрев обмороженные ноги и руки у печи в столовой, объяснил, что произошло под Красным Трактиром.

Отряду из сорока человек, не выдав тёплой одежды, полковник Щёткин дал указание отразить атаку неприятеля в случае наступления и пообещал сменить их спустя шесть часов. Но лишь спустя сутки подошла смена из двухсот юнкеров, прекрасно одетых: в валенках и папахах под предводительством полковника Най-Турса, они и сменили замёрзших гвардейцев.

В ближайшей деревне местный житель проговорился Мышлаевскому, что все мужчины-жители встали на сторону Петлюры. На обратном пути поручик с отрядом видел батареи без снарядов и оружия, сотни мёртвых. И когда они добрались до вагона полковника Щеткина, Мышлаевский получил перевод в город.

Измученный и согревшийся Виктор заснул прямо в столовой, а в кухне плакала Елена, представляя убитым своего мужа. Звонок в дверь вырвал её из мрачных мыслей, Тальберг Сергей Иванович вошёл с благосклонной улыбкой и тревогой в глазах. Он рассказал о несостоявшемся нападении на поезд, который он конвоировал, а потом пригласил Елену побеседовать наедине.

Он сообщил о своём скоропостижном отъезде в Германию, так как немцы оставляют гетмана, а его, Сергея Ивановича Тальберга, берут с собой благодаря связям. Поступок Сергея не удивил Елену, в марте 1917 её супруг был одним из первых членов революционного движения. Затем, когда возникло народное движение людей «в шароварах», их прогнали московские авантюристы, а следом за ними в город вошли немцы вместе с гусарами.

Тогда Тальберг сразу понял, в чьих руках будет власть и в апреле следующего года уже возглавлял выборы гетмана всея Украины. Имя Сергея Ивановича и его высказывания против Петлюры известны на всю страну, поэтому теперь он надеялся спастись бегством.

Поцеловав жену и простившись с её братьями в гостиной после объяснений, капитан Сергей Иванович Тальберг покинул дом Турбиных.

Тальберг в купе поездаПоезд отбыл в час ночи, он пролетал мимо юнкеров, зябнущих на своих позициях, а в тёплом светлом купе ехал Тальберг, улыбаясь и тихо беседуя с немецким Генералом.

3

В ту ночь сосед Турбиных из квартиры снизу Василий Лисович, которого за глаза звали Василисой, сидел в своём уютном кабинете. Василиса убедился, что улица пуста, а жена крепко спит, он проверил замки на двери и занавесил окно с помощью простыней и булавок.

Затем открыл изготовленный им тайник в стене под обоями, вложил в него свёрток и скрыл все следы присутствия тайника. За всем с улицы, сидя на дереве, наблюдала тёмная фигура, через узкую щель между простынями.

Тайников у Лисовича было четыре, он хранил там деньги и ценности, нажитые собственным трудом. Посидев ещё немного, Василиса отправился спать, но уснуть ему мешали смех, громкое пение и музыка из квартиры сверху.

За столом у Турбиных помимо хозяев собрались оживший Мышлаевский, адъютант в штабе командующего армией Леонид Юрьевич Шервинский и подпоручик Фёдор Степанов, в кругу близких известный как Карась.

Шервинский принёс Елене Васильевне огромный букет роз и попросил её аккомпанировать ему, так как сегодня он в голосе. По своему обыкновению преувеличивать, он говорил, что после войны он со своими связями будет петь в Большом театре.

За ужином Леонид Юрьевич убеждал, что сербские союзники придут в город через два дня, а в порт Одессы уже прибыли греки и синегалы. Все они легко заменят бежавших немцев и повесят Петлюру.

Старший Турбин не выдержал и высказал всё, что думал о гетмане и его провальной политике, которая довела Украину до того, что собственное войско не способно защитить страну. С одной стороны возник Петлюра, с другой – московские Большевики.

И если бы гетман объяснил немцам необходимость формирования русской армии для объединения с их войском, война давно прекратилась бы. Шервинский быстро встал на защиту гетмана, сказав, что тот действовал в интересах императора Николая II, который не убит, как все думают, а временно гостит у императора Вильгельма.

Между мужчинами возник спор, но Елена, не желая слушать объяснения, подняла бокал за Николая II, и все поддержали тост громким «Ура!».

Шум не давал спать уже не только негодующему Василисе, но и его супруге. Спустя некоторое время веселье сменилось суетой вокруг смертельно пьяного Мышлаевского. Когда ему немного полегчало, все разошлись по комнатам и заснули.

Елена Тальберг Только Елена не спала, громадная печаль обрушилась на неё. Она думала о Сергее и его отъезде в такое время, и поняла, что в её браке не было любви. Алексей Васильевич тоже прокручивал в голове мерзкий поступок Тальберга, от выпитого он не мог заснуть до утра.

4

Город жил шумной и бурной жизнью, на улицах громоздились красивые многоэтажные дома, по дорогам бежали трамваи, и садов было так много, как нигде в мире.

А ночью на Владимирской горке электрическим светом сиял крест в руках громадного Владимира, указывая путь к Городу. Зимой крест хорошо освещал два моста, идущих с московского берега. Именно по мосту и приезжали в Город в 1918 году всё новые и новые постояльцы, переполнявшие квартиры.

Прибывали из Москвы банкиры, дельцы, адвокаты и журналисты. Поэтому открывались в городе всё новые и новые заведения, театры и среди прочих клубы и кафе. Всё лето в окрестностях по ночам стреляли пушки, но кто в кого стрелял – неизвестно. Но люди успокаивались, зная, что германская армия защитит город от большевиков, которые строили новый мир в Москве. Их ненавидели трусливой ненавистью за то, что они расправлялись с банкирами и офицерами, за желание уравнять людей.

Причём ненавидели именно банкиры, актёры, врачи, промышленники. Но были и такие, кто ненавидел большевиков в открытую и готов был сию минуту идти в драку. А ещё были юнкера – уже не дети, но ещё и не взрослые офицеры. И во главе их всех был гетман. Звали его Павлом Петровичем и сам он был богатым помещиком, избрание которого состоялось в апреле… в цирке.

Произошло это быстро, так как главной задачей было, чтобы на прилавках была еда и простой народ не учинял грабежи. И в городе всё было так. Но ошибка гетмана в том, что он не хотел знать, как обстоят дела в деревнях и отдалённых областях Украины.

И когда доходили слухи о грабежах и насилии, которое учиняли немцы по отношению к мужикам, все эти банкиры и купцы говорили, что эти люди дикие и «так им и надо», пусть немцы разбираются с ними. И видели люди только две силы – немцев и большевиков.

5

И вот быстро и незаметно возникла третья сила, не менее страшная, на которую вопреки предзнаменованиям, гетман внимания не обратил.

Майским утром проснувшийся Город трижды потряс невиданный жуткий звук и побежали по улицам истерзанные люди, и посыпались стёкла из окон. На складах пороха и снарядов произошёл взрыв. Это было первое знамение.

Второе было более чудовищным и произошло летом.  Днём, посреди Николаевской улицы был убит главнокомандующий немецкой армией, неприкосновенный и могущественный генерал. Умные люди уже тогда заподозрили что-то неладное.

Василиса после этих событий делился с доктором Турбиным мыслями, что немцы уже давно непрочно стоят на ногах. В словах молочницы, приходивший по утрам, Лисович разглядел дерзкую ненависть простого народа к немцам.

И последнее знамение было в бумаге, подписанной гетманом, об освобождении из городской тюрьмы Семёна Васильевича Петлюры. Прошлое бывшего узника никому было неизвестно. Люди спорили о его происхождении, о том, кем он был и где жил, но никто ничего не знал.

Потому что не было никакого Петлюры, а было несметное количество разъярённых мужиков, которые натерпелись от немецкого войска и более не готовы выносить его присутствия. И ненавидели мужики за это пана гетмана и не хотели они никакой реформы.

Вот только помощи мужикам ждать было неоткуда, только бороться своими силами, объединившись. Ненависть двигала людьми, заставляла рвать немцев без страха. И немцы сдались, оставили Украину.

Алексей Турбин спал и видел странный вещий сон. К нему явился полковник Най-Турс, в латах и рассказал историю своего пребывания в раю. С ним появился вахмистр Жилин, погибший два года назад, он говорил о бескрайних просторах рая и об огромном красивом особняке, подготовленном там для большевиков. Турбин проснулся в смятении и слезах.

К ноябрю по ночам стали пропадать немецкие солдаты, начались убийства и грабежи. Никто не мог объяснить, что хочет этот Пэтурра, как называли Петлюру немцы, но твёрдо знали, что он идёт брать город.

6

В бывшем магазине женских шляпок под названием «Парижский шик» теперь располагался пункт записи добровольцев в Мортирный Дивизион. Поднявшись после пьяной ночи, Турбин, Мышлаевский и Степанов-Карась собрались за завтраком.

Мышлаевский извинился перед нарядной Еленой за вчерашнее своё хамство, а Алексей предупредил сестру о своих намерениях записаться на военную службу.

В пункте записи Карась представил полковнику Малышеву поручика Виктора Мышлаевского и доктора Алексея Турбина. Полковник пригласил старшего офицера Александра Брониславовича Студзинского и дал распоряжение устроить распределение прибывших. Сбор должен был состояться в родной Турбину Александровской гимназии.

На улице Алексей столкнулся с похоронной процессией, один за другим проплывали гробы офицеров, разбитых и изуродованных бандой петлюровцев.

Турбин вне себя от злости вышел на плац гимназии, в которой теперь устроен цейхгауз (помещение склада обмундирования, боеприпасов и военного снаряжения). Здесь проходили спешно учения. Мышлаевский уже докладывал Студзинскому о готовности вверенного взвода. Капитан попросил доктора Турбина принять команду из двух фельдшеров и дать инструкции, что он и сделал. Офицерам было нелегко, так как их дивизион состоял из юнкеров и студентов, многие из которых не умели пользоваться оружием.

Командующий Малышев посетил гимназию с указанием распустить юнкеров по домам, за исключением караула из самых опытных. А завтра утром собрать всех здесь. Студзинскому он сообщил, что ситуация крайне сложная. Алексея Васильевича также отпустили домой до завтра, а Мышлаевскому поручил наладить электрическое освещение гимназии.

Полковник Малышев провёл беспокойную ночь, совершив множество рейсов от Александровской гимназии к «Парижскому шику», где затем и обосновался. Мышлаевский и Студзинский спали попеременно вместе с юнкерами, Карась с пулемётчиками дежурил у входа в гимназию.

7

Наступившая ночь была военной и очень важной. В штаб немецкого командования этой ночью приехал сам князь Белоруков, командующий русской армией.

В Александровской гимназии Мышлаевский и Студзинский поднимали боевой дух водкой, но тревога не отступала.

А во дворце трое в форме помогали гетману облачиться в германскую форму. Голову ему замотали бинтами так, что остался один глаз и под видом немецкого майора, случайно ранившего себя выстрелом, гетман беспрепятственно покинул дворец.

Утром полковника Малышева разбудил неприятный звонок, после которого он уехал в неизвестном направлении. Вернулся полковник к своему дивизиону, готовому к выступлению, с заявлением о том, чтобы все сейчас же бежали по домам и избавились от погон и знаков отличия.

Волна возмущения прокатилась в толпе, офицеры недоумевали и чуть не арестовали своего командира. Но затем, выслушав его объяснения, подчинились приказу.

Часть вторая

8

В деревне Попелюха недалеко от города на рассвете проснулся бывший сельский учитель, а ныне полковник петлюровской армии Козырь-Лешко, которому предстояло вести конную дивизию в наступление. Ему доложили о диспозиции, а значит сейчас же предстояло идти в бой. Через некоторое время из деревни выезжал строй на четыреста сабель под предводительством Козыря.

Впереди шла пехота на полторы тысячи человек, стекались батареи со всех сторон, пополняя войско. Козырь-Лешко действовал согласно хитрому плану полковника Торопца, которому к этому времени уже удалось сбить с толку белогвардейцев. Офицеры готовились отразить удар с севера, а Козырь должен был беспрепятственно войти в Город с другой стороны.

В полдень проявил себя полковник-петлюровец Болботун, которому наскучило исполнение приказов Торопца. Он вошёл в город со своим отрядом и свободно прошёл до Николаевского училища, где встретил слабое сопротивление небольшой цепи юнкеров, которое быстро преодолели.

В городе творился хаос, штабные телефоны молчали, да и самих штабов уже не было.

9

Болботун продвигался дальше на Печерск и здесь защитники города могли бы отразить атаку полковника, но вместо четырёх обещанных броневиков, они имели один. Произошло это из-за Михаила Ивановича Шполянского, известного богача и председателя городского клуба.

Шполянский в открытую высказывал свою ненависть и к гетману, и к Петлюре, но всё же решил поступить на службу в броневой дивизион, так как прекрасно управлялся с машинами. Три броневика вышли из строя странным образом после того, как Шполянский провёл беседу с сослуживцами.

Он заявил, что столкновение Петлюры с гетманом исторически важно для рождения единственно верной силы. Смысла его слов никто не понял, но согласились, так как обожали Шполянского за его красноречие.

10

Часть полковника Най-Турса трое суток перемещалась под городом среди сугробов и завалов. Отлично понимая, что такое война и мороз, полковник добился выдачи валенок для всех своих юнкеров и прапорщиков.

Наконец, утром полковник получил распоряжение охранять от неприятеля шоссе на Политехническом направлении. И в три часа дня показалась неприятельская конница под предводительством Козыря-Лешко. Увидев огромную массу всадников, Най-Турс скомандовал батальону открыть огонь. А затем в глазах полковника появилась тревога и он приказал отступать в Город, где стало известно об отсутствии командования. Храбрый и опытный офицер, Най-Турс впервые в жизни велел своим юнкерам бежать.

Алексей Турбин, попрощавшись с Еленой, отправился в свой дивизион в Александровской гимназии. Однако на плацу среди брошенных мортир сновали негодующие люди, метались юнкера. Гимназия опустела, и доктор в ужасе подумал, что опоздал.

Он побежал в пункт записи в магазине «Парижский Шик» и там столкнулся с Малышевым. Полковник был одет в штатское и жёг документы в растопленной печи. Объяснившись с доктором, Малышев пожал ему руку и быстро ушёл.

Алексей тоже снял все знаки, выдающие офицера, и бежал через чёрный ход, думая о Елене и Николке.

11

Унтер-офицер Николай Турбин, получив указания по телефону, привёл двадцать восемь юнкеров на совершенно пустой перекрёсток. Все они заняли позиции в ожидании неприятеля, которого пока не было. Николка запутался, ведь здесь его должен был ожидать отряд, которому его юнкера должны были стать подкреплением. Грохот пулемётных пуль слышался отовсюду и Турбин боялся, что испугается.

Мысли унтер-офицера отвлекли константиновские юнкера, которые бежали, отстреливаясь по переулку. Пробегая мимо, они срывали с себя погоны и призывали Николкин отряд бежать с ними. Последним на перекрёсток выбежал полковник Най-Турс, он подбежал к Турбину и стремительно сорвал с него погоны, а затем отдал команду юнкерам спасаться по домам. Все бежали, но Николка не желал бежать даже после объяснений полковника, пока тот не упал, неестественно подпрыгнув после очереди выстрелов. Последнее, что произнёс умирающий Най-Турс, было «Мало-Провальная».

Умирающий Най-Турс с НиколкойУбедившись, что офицер действительно убит, Николка испытал леденящий страх и стал уползать с перекрёстка, вооружившись кольтом убитого. Потом встал, рванул в переулок и вбежал в первый попавшийся двор. Там бородатый человек с ненавистью схватил его и скрутил руки.

В ярости Николка отбился от бородача и бежал через двор к закрытым воротам. По кирпичной стене дома он вскарабкался, раздирая руки, и смог преодолеть высокий железный забор. Затем он бежал по улицам, по пути сообщив встречным кадетам, что Петлюра взял город и нужно спасаться. Бежал и видел лютую ненависть людей к офицерам. Спустя много времени смог Николка вернуться домой.

Алексея же всё ещё не было. Разбитый и уставший, поражённый гибелью Най-Турса, Николка провёл ночь в кошмарах. А около одиннадцати часов следующего дня его разбудила взволнованная Елена. Придя в себя, юноша увидел незнакомого молодого человека, в руках которого была большая клетка с канарейкой.

Человек оказался Ларионом Суржанским, племянником мужа Елены. Он прибыл из Житомира с санитарным поездом к Турбиным, одновременно с ним приехал домой Алексей Васильевич. Старшего Турбина, раненого и бледного привезла утром некая женщина. Приглашённый доктор осмотрел рану, которая уже воспалилась, и пообещал зайти вечером.

Часть третья

12

Шторы в комнате Турбина занавесили, Елена сидела у постели брата. Алексей предупредил сестру о том, что никто не должен знать о ранении, и очень переживал, что может потерять руку. Елена Васильевна в двух словах рассказала Алексею о приезде племянника её мужа — Лариона Суржанского. Лариосик оказался невероятно неуклюжим и первым делом «расхлопал» фамильный синий сервиз Турбиных. Вместе они приняли решение, что позволят ему жить в их квартире, соблюдая турбинские правила.

Выйдя в гостиную, Елена услышала обещания Лариона немедленно купить новый сервиз взамен разбитому и сообщила о принятом только что решении. Гость тут же отлучился в отведённую ему комнату, вспорол подкладку френча и принёс Елене восемь тысяч за своё содержание. Действия его были как нельзя кстати, и Елена про себя это отметила.

Ларион рассказал, как одиннадцать дней ехал из Житомира в санитарном поезде и едва ли не был расстрелян благодаря своей птице. Во время остановки поезда петлюровцами он объяснил, что является не офицером, а учёным птицеводом, и указал на клетку с канарейкой, что была при нём.

В три часа дня квартиру заполнила тоска. Осознание чудовищной катастрофы, массового убийства офицеров, взятия Города и подлого бегства всего командования. Николка колол лёд для Алексея и думал о последних словах Най-Турса.

Лариосик был рад жить у Турбиных, семья ему очень понравилась, особенно Николка, открытый и добрый. Об этом Суржанский сказал Николке, когда тот помогал ставить раскладную кровать для гостя в книжной комнате. Сказал и тут же из-за неуклюжести защемил Николке руку так сильно, что тот взвыл от боли.

Раненый Алексей ТурбинСтолбик ртути на градуснике Алексея полз к сорока, он был в сознании и понимал, что дела его плохи. А после обеда, когда столбик перешёл отметку в сорок градусов, жар Турбина сменился холодом, боль стала мучительной, словно в дымке появлялись лица, он бредил. Николка и Елена с нетерпением ждали врача.

Елену пугали несвязные речи Алексея о птице, о застреленном человеке, которые сменялись стонами боли. А потом Алексею мешала мортира, поставленная рядом с кроватью. Она занимала всю комнату и Елене приходилось лазить сквозь её колесо. Лариосик ходил по стене, а бестолковый Николка лил противную тёплую воду.

Наконец, пришёл доктор, сделал укол и спустя минуты безобразие прекратилось. Ларион и Николка этой ночью стёрли с печи все провокационные надписи и почистив револьверы, спрятали их в укромном месте между домами, расстояния там было примерно аршин и с улицы это ущелья было незаметным. Оружие поместили в коробку и повесили в проём, предварительно вскрыв окно.

Ночь тянулась, Турбин изредка открывал глаза, говоря то с полковником Малышевым, то с Максимом. Он всё ещё бредил.

13

Уходя из магазина «Парижский Шик» через чёрный ход, Алексей услышал, как в помещение кто-то вошёл, но возвращаться было немыслимо. Турбин вышел во двор и совсем близко услышал стрельбу, следовало поторопиться. Сквозь калитку в низкой стене он вышел во двор будто вымершего управления, а затем вышел на пустынную улицу.

Начинало темнеть и какое-то странное предчувствие не отпускало доктора, нужно было как можно скорее добраться до дома. Но вместо этого неведомая сила заставила Алексея свернуть в другую сторону, чтобы взглянуть, почему затихли пушки у музея. Турбин вышел на Владимирскую улицу и увидел людей, бегущих прямо на него.

Ощутив тревогу и безысходность, он не понял, как побежал, но двое преследователей нагнали его. Петлюровцы опознали в нём офицера, но Алексей, движимый яростью, снова бежал, отстреливаясь на ходу. Он свернул на Мало-Провальную и почувствовал, как левое плечо пронзила резкая боль, а рука стала тяжелеть.

В этот момент доктор увидел испуганные женские глаза в узкой калитке чёрной стены, женщина звала его, и он последовал вслед за ней. Преследователи и роковая улица остались позади, но женщина торопила его и увлекала вглубь сада, а затем вверх по лестнице. Чувствуя слабеющие ноги и прерывистый стук сердца, Алексей упал на колено, он больше не мог идти.

Но женщина подхватила его под правую руку и бок о бок привела его в помещение. Доктор почувствовал, как холодная вода брызжет в лицо, а затем отчётливо увидел черные глаза и светлые локоны. С её помощью Турбин сел, женщина помогла освободить раненую руку от окровавленной одежды и вместе они смогли перетянуть жгутом плечо, чтобы кровь остановилась. Такой боли ранее Алексей не испытывал, пуля прошла насквозь, не повредив кость.

Аккуратно поддерживая, спасительница перевела офицера на постель и укрыла раненого. Алексей, вспомнив о Николке и Елене, испытал страх за них.

Уйти домой он сейчас был не в состоянии, да и на улице слишком опасно. Одежду и револьвер доктора женщина спрятала, а затем принесла дрова и затопила печь. Турбин поблагодарил женщину за своё спасение от неминуемой смерти и узнал от неё, что, убегая, убил одного из петлюровцев. А ещё узнал, что второпях в магазине «Парижский шик» снял всё, кроме кокарды, тем самым обнаружив себя.

Спасительницу звали Юлия Александровна Рейсс, она жила одна после отъезда мужа и его матери. В свете пламени она казалась Алексею очень привлекательной. Ночью, когда доктора мучила нестерпимая боль и жар, Юлия сидела у его постели и гладила по голове. Ему становилось легче спокойнее, а она не отходила ни на шаг.

В сильном жару Турбин притянул Юлию к себе и поцеловал, она не сопротивлялась, а затем прилегла рядом. Наутро, одетого в штатское, бледного Алексея Юлия Рейсс отвезла домой на Алексеевский спуск N13. Одновременно с ними из другой повозки высадился молодой человек с птичьей клеткой – Ларион Ларионович Суржанский также направлялся в квартиру Турбиных.

14

Вечером следующего дня в окно кухни Турбиных постучали – вернулись Мышлаевский и Карась. Анюта с замиранием сердца встретила Виктора и сообщила, какое несчастье приключилось с Алексеем Васильевичем. В гостиной мужчин встретили Елена, Николка, Шервинский и Лариосик, с которым Елена их сразу познакомила.

Дверь в комнату Алексея была закрыта, после укола морфия больной забылся сном. Доктора недавно ушли, к страданиям от «скверной раны» присоединился сыпной тиф. Больной мучился сильным жаром и в бреду звал Юлию.

Мышлаевский, увидев роскошно одетого Леонида Юрьевича Шервинского, не упустил возможности выплеснуть на него свою злость. Он припомнил поручику его убеждения о распоряжении императора Николая II, который якобы скрывается за границей.

А затем высказал предположения, что Леонид знал заранее о побеге гетмана. Перепалку прервал Карась и успокоил товарища. Все замолчали и услышали глухие голоса, что доносились снизу из квартиры Василисы. Гости в квартире Лисович в полночь никогда раньше не бывали.

Все вместе приняли решение ночевать у Турбиных, а чтобы скоротать время стали играть в карты. Лариосик предупреждал, что плохо играет, и просил не ругать его в случае оплошности. Но, к сожалению, так и вышло. Нравоучения Виктора Викторовича Мышлаевского относительно игры остановил звонок в дверь.

На случай обыска Виктор Викторович быстро велел Шервинскому представиться гостем-артистом, Карасю врачом при больном тифом Алексее, а Лариону студентом, временно живущим у Турбиных. Открыв дверь, Мышлаевский увидел одинокого разносчика, он протягивал телеграмму для мадам Тальберг-Турбиной. Этот конверт оказался той самой запоздавшей телеграммой в шестьдесят три слова от матери Лариона.

Не успели все прийти в себя, как раздался чудовищный грохот в стеклянные двери. Всклокоченный Василиса с безумными глазами умолял впустить его. Мышлаевский открыл двери и Лисович упал ему на руки.

15

В тот день неприятное ощущение преследовало Василису с обеда. Жена Ванда накормила его бедным омерзительным обедом. А к вечеру вместе они прятали пачку денег. Ванда своей недалёкостью так раздражала супруга, что тот желал ударить её и бить до тех пор, пока она не замолчит.

Прикрепив купюры кнопками к внутренней стороне стола, супруги сели пить чай. Ванда заявила, что удивлена, что все офицеры в квартире сверху живы и как легко им всё сошло с рук. Василиса счёл слова жены невероятно подлыми.

Звонок в дверь остановил чаепитие. Испуганный Василиса вынужден был открыть. Трое человек с двумя револьверами, угрожая расстрелом, пришли с обыском. В кабинете Василисы они нашли тайник под обоями и забрали свёрток с ценностями. А затем, заметив дорогие вещи мужчины, поспешно сбросили с себя лохмотья и облачились в новое.

Уходя, один из них Василисе велел написать расписку, будто он передал вещи добровольно. Заслышав наверху мужские голоса, гости покинули дом Лисовичей. Поняв, что это были бандиты, Василиса решил немедленно заявить на них. Выбегая, он с грохотом врезался в двери и без сознания упал в руки Мышлаевского.

Когда он очнулся, все собрались в его квартире и обсуждали произошедшее. Узнав, что бандиты были вооружены, Николка расспросил, как выглядели их револьверы. Получив ответ, он побледнел и выбежал во двор. Коробка с револьверами старшего Турбина и полковника Най-Турса исчезла.

Совершенно разбитый, Николка вместе с Лариосиком и Мышлаевским всю ночь заклеивали окно и укрепляли взломанную бандитами стену. Чтобы таких неприятных происшествий, как сегодня больше не происходило, соседи договорились сигнализировать друг другу звонками.

Испуганные Лисовичи, сегодня не хотели оставаться одни и поэтому Карась решил ночевать в их квартире. Для него у Ванды Михайловны нашлись дорогие простыни, коньяк и деликатесы. Совершенно довольный Карась мирно заснул под рассуждения Василисы о революции.

16

Утром в соборе было несметное количество народа, пение хора уходило вверх под купол. Люди были кругом, напирая друг на друга, каждый хотел увидеть больше. Пот, жар сотен зажжённых свечей и запах ладана делали воздух густым и невыносимо душным. Люди кричали, кому-то становилось плохо, слышались вопли о том, что задавили ребёнка.

Несмотря на святость места, одна за другой происходили кражи, кто-то в толпе лишился денег, кто-то дорогих часов. Народ кипел, собирался крёстный ход на площадь по случаю парада петлюровских войск. Толпа кишела ненавистью друг к другу, люди видели в окружающих то большевиков, то шпионов.

Эта страшная людская масса вышла на мороз из собора и двинулась на площадь, куда стекались со всех улиц несчитанные войска армии Петлюры. Вокруг слышались споры, люди кричали, видели Петлюру в каждом полковнике. Одни кричали, что он пошёл на Москву, другие, что он во дворце принимает французских послов, третьи видели его в Берлине.

Бурлящая река гудела по улицам Города, продираясь сквозь неё ехали автомобили, тяжёлые броневики с пулемётами. По чьей- то наводке выхватили из толпы двух бывших офицеров, и расстреляли на месте, бросив тела тут же.

Серую толпу прорезал свет огромного красного солнца, невиданного ранее. В это время над толпой возвысили человека, который на украинском языке призвал народ бороться за своё право владеть родной землёй.

А затем его речь плавно переходила на русский язык и закончилась призывом к соединению пролетариев всех стран. Человек этот вместе с другим, сильно похожим на прапорщика Шполянского быстро затерялся в толпе ещё до того, как народ на площади осознал, что большевики среди них.

Карась и Мышлаевский, переодетые в студентов, шли поодаль от процессии и обсуждали происходящее. На их глазах люди поймали и избивали украинского поэта Горболаза под видом того самого оратора. После увиденного псевдостуденты, восхищаясь смелостью большевиков, твёрдо решили отправиться выпить.

17

Последние слова Най-Турса о Мало-Провальной улице с момента его гибели не давали покоя Николке. С утра младший Турбин бегал по городу в поисках сослуживцев полковника Най-Турса. И когда он достиг своей цели, смог узнать имя и адрес убитого Феликса Най-Турса. Однако из-за войск, со всех улиц, стекающихся на парад, пробраться на Мало-Провальную было невозможно.

Через безлюдные окрестности Города Николка вышел к нужному месту. По указанному адресу он нашёл мать Феликса и его младшую сестру Ирину. Юноша не знал, как сообщить семье страшную весть о гибели полковника, но мать сама всё поняла. Бедная женщина была безутешна.

Сам рыдая, Николка рассказал Ирине, как умер её героический брат. Затем вместе с нею он отправился на поиски тела Феликса. В часовне они объяснили, что смогут опознать нужного человека из множества убитых и с разрешения профессора сторож провёл их в холодные кладовые, наполненные тяжёлым тошнотворным запахом.

За чугунной дверью стояли громадные цилиндры с частями человеческих тел, а кругом, словно дрова, друг на друге лежали голые мёртвые тела. Среди них Николка быстро заметил полковника и той же ночью Феликса Най-Турса, как положено, отпели и предали земле.

18

В квартире Турбиных двадцать второго декабря уже чувствовался дух Рождества. Паркет был начищен до блеска и витал хвойный запах. Но Алексей умирал.

Выйдя из его спальни в полдень, Елена молча, как тень, скрылась в своей комнате. Мышлаевский, Карась и Лариосик молчали от безысходности, а Николка плакал у себя. У Алексея Турбина были доктора, сегодня профессор сделал вывод, что Алексей безнадёжен, он умирает от тифа. Черты лица больного истончились и дыхание стало свистящим, тяжёлым.

Елена Васильевна зажгла лампадку перед старой иконой и опустилась на колени. А за дверью мужчины обдумывали решение пригласить священника к умирающему. Елена взывала к лику в тяжёлой раме, отдавая земные поклоны.

Страстно и непрерывно шептала она слова молитвы, прося сохранить жизнь брату во что бы то ни стало, пусть даже не возвращается Сергей… И в этот момент привиделось ей, что губы лика разомкнулись и глаза ожили.

Когда от страха и радости Елена была не в силах подняться, в дверях возник взволнованный Николка. Турбин пришёл в себя, чем потряс и семью и доктора, дежурившего у его постели. Произошло настоящее чудо.

19

Турбин после своего воскрешения стал более мрачным и задумчивым. Он окреп после болезни и возобновил врачебную практику. Всё это время Город был во власти Петлюры, но сегодня ночью, Алексей Васильевич был уверен, его больше не будет. Мысли о Юлии, Петлюре, Тальберге и о революции роились в голове доктора.

Визит пациента остановил их поток. Молодой человек, которым оказался поэт Русаков, с ходу сообщил, что болен сифилисом и лечение ему не слишком помогло, так как недуг послан ему Богом в наказание. После осмотра и общения с пациентом Турбин назначил лекарства и особенно рекомендовал меньше читать апокалипсис и спать по ночам.

Доктор прекрасно видел, что несчастный Русаков от отчаяния превратился в религиозного фанатика и был на грани сумасшествия, больной твердил о скором пришествии антихриста и упоминал Михаила Шполянского, желанного гостя литературных клубов и председателя поэтического ордена «Магнитного Триолета».

Это имя в тот же день довелось встретить Турбину снова. Алексей Васильевич нанёс визит Юлии Рейсс, он рассказал ей о своей симпатии и надел на запястье браслет своей покойной матери. В комнате Юлии он заметил фото мужчины с чёрными глазами и беспокойство Русакова передалось ему. Шполянский, доводился ей двоюродным братом, потупив взор ответила Рейсс.

Выйдя от Юлии, на Мало-Провальной Турбин столкнулся с Николкой, который навещал Ирину Най-Турс. Домой братья вернулись молча. За ужином в квартире Турбиных все с любопытством слушали Шервинского, который убедительно говорил о том, что сегодня в полночь большевики будут в Городе.

Василиса появился на пороге и передал конверт для Елены, который нашёл в ящике. Письмо из Варшавы прислала подруга Елены, узнав, в нём она сообщила о переезде Сергея Тальберга в Париж вместе с семьёй Герц, ходили слухи что Тальберг женился на Лидочке Герц.

Алексей вошёл в комнату сестры и узнал от неё о подлости Тальберга. Испытав злость и обиду за сестру, с яростью разорвал в клочья портрет Сергея. Елена, заливаясь слезами уткнулась в грудь своего брата Алексея.

20

1919 год оказался ещё страшнее предыдущего. Ночью у Цепного моста неточным ударом шомпола был убит истерзанный еврей. Тогда же дивизия за дивизией войско гайдамаков двинулось вон из Города навсегда. О существовании Петлюры и его власти напоминало теперь только тело убитого еврея, брошенное посреди улицы.

Турбин, проснувшись в своей уютной комнате, подумал, что сейчас, вероятно, петлюровцы уже покинули город, и Петлюры не будет больше никогда. Василиса, как обычно, спал в холодной постели и видел во сне, будто купил огород. Сияло солнце и на грядках бурно зеленели овощи, но радость спугнули страшные поросята с клыками, которые враз испортили весь урожай.

В эту ночь на подъезде к Городу стоял бронепоезд «Пролетарий». Рядом с ним ходил уставший и озябший человек, измождённый отсутствием сна. Он мечтал об окончании своего дежурства и проваливался в сон, останавливаясь на мгновение.

Русаков в тусклом свете лампы со страстью вчитывался в строки великой книги жизни, и тяжкая болезнь его казалось ему совершенно неважной.

Елена Тальберг этой ночью видела во сне Николку с окровавленной шеей и венцом на лбу, он весело пел и играл на гитаре. От страха его близкой кончины Елена вскрикнула и ещё долго не могла заснуть.

А соседский мальчик Петька Щеглов, улыбаясь, мирно спал во флигеле дома 13 по Алексеевскому спуску. Петька был мал и его не тяготили думы о Петлюре, революции и большевиках. Он видел радостный детский сон об огромном алмазном шаре. Ночь расцвела звёздами на тёмном небосводе. Всё проходит, только звёзды останутся на небе вечно. Просто пока никто не хочет их замечать.

Кратко об истории создания произведения

Роман Михаила Булгакова «Белая гвардия» стал для него дебютным произведением данного жанра. Сам писатель говорил, что к замыслу романа отнёсся очень серьёзно, но остался не удовлетворён результатом. Вероятно, поэтому так и не увидели свет ещё две части трилогии, которые задумывал автор.

К написанию «Белой гвардии» Булгаков приступил в 1922 году после того, как получил известие о смерти матери. Над романом автор трудился ночами, записывая мысли всем, что попадалось под руку. 31 августа 1923 года был завершён черновой вариант, ещё в течение двух лет Михаил Афанасьевич вносил множественные поправки.

Понимая, что название произведения цензура может посчитать враждебным, Булгаков всё же отказался от идеи его изменить. По его словам, оно символизировало чистоту души главных героев романа.

Первая публикация «Белой гвардии» состоялась в 1925 году, но, учитывая события того времени, представляла собой только часть романа. А с полным произведением читатели впервые познакомились во Франции в 1927 году.

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Поделиться с друзьями
Book-Briefly
Adblock
detector