Кратко «О дивный новый мир» О. Хаксли

⭐⭐⭐⭐⭐ «О дивный новый мир» менее 1 минуты и подробно по главам за 25 минут. 

Антиутопия О. Хаксли «О дивный новый мир» повествует о жизни нового Общества, там, где люди в угоду стабильности и всеобщего счастья пренебрегают своей индивидуальностью и свободой.

Очень краткий пересказ романа «О дивный новый мир»

После окончания Девятилетней войны жизнь лондонцев изменилась коренным образом. Горожан с детства готовили к жизни в новом, цивилизованном Обществе, каждый был необходимым, но легкозаменяемым винтиком большого механизма. Люди не знали старости, болезней и голода, не знали и радостей семейной жизни, поскольку семья не способствует стабильности Общества.

Ленайне и Бернарду посчастливилось побывать в дикарской резервации – там, куда не дошла цивилизация. Здесь они познакомились с дикарем по имени Джон, незаконнорожденным сыном Директора Лондонского Инкубатория, и помогли ему переселиться в Лондон. Джон с детства мечтал увидеть цивилизацию, но дивный новый мир не оправдал его ожиданий. Дикарь не смог жить в этом мире и покончил жизнь самоубийством.

Главный герой и его характеристика:

  •  Джон  – дикарь из пуэбло-поселения Мальпаис, незаконнорожденный сын Линды и Директора Инкубатория. С помощью Бернарда Маркса он вернулся в цивилизованный Лондон, но новый мир оказался для него неприемлемым. В итоге Джон повесился.

Второстепенные герои и их характеристика:

  •  Бернард Маркс – специалист из отдела психологии Лондонского Инкубатория. Его постоянно терзает мысль о собственной неполноценности, из-за чего он, один из немногих цивилизованных лондонцев, осознал свою индивидуальность. Хвастлив, нередко проявляет малодушие и жалость к себе.
  •  Ленайна  – медицинская сестра Лондонского Инкубатория. Она необычайно хороша собой. Ленайна живет по законам нового Общества, но после встречи с Джоном в ней просыпаются искренние чувства. Она понимает, что окружающий ее мир – плохой заменитель настоящей жизни, но еще не готова действовать по другим правилам.
  •  Томас – Директор Лондонского Инкубатория и Воспитательного центра. Высокий, сухощавый мужчина, безукоризненно выполняющий свои служебные обязанности. После знакомства со своим внебрачным сыном, не выдержав позора, увольняется из Инкубатория и проводит остаток жизни в наркотическом сне.
  •  Линда  – мать Джона, бывшая работница Зала оплодотворения, волей судьбы оказалась в дикарской резервации, но так и не смогла приспособиться к естественным условиям.
  •  Мустафа Монд  – постоянный Главноуправитель Западной Европы. Черноволосый мужчина среднего роста, с темными проницательными глазами. Его долг – всеобщее счастье и стабильность.
  •  Гельмгольц Уотсон  – друг Бернарда и Джона, лектор-преподаватель, работник кафедры творчества. Он недоволен тем, что ему приходится сочинять только гипнопедические стишки и рекламные фразы, поскольку чувствует, что должен писать о чем-то важном и настоящем.
  •  Генри Фостер  – усердный сотрудник Лондонского Инкубатория, энтузиаст.
  •  Фанни  – подруга Ленайны, работница укупорочного Зала.

Краткое содержание романа «О дивный новый мир» подробно по главам

Глава первая

Сегодня для новоприбывших студентов особенный день – для них читает лекцию сам Директор Инкубатория и Воспитательного центра.

За окном лето, но свет в лаборатории будто заморожен. Студенты восторженно слушают лектора. Сотрудники Инкубатория, склонившись над микроскопами, следят за процессом искусственного оплодотворения.

В новом обществе все люди делятся на касты, высшие – альфы и беты и низшие – гаммы, дельты и эпсилоны. Низшие касты еще в пробирках обрабатываются по методу Бокановского. Благодаря этому методу оплодотворенные яйцеклетки приобретают способность почковаться, таким образом, одно яйцо может дать до 96 почек, а это 96 новых, абсолютно одинаковых зародышей. Директор назвал метод Бокановского главнейшим орудием общественной стабильности. Он с восхищением говорил о новейших достижениях Инкубатория. Генри Фостер, молодой, белокурый альфа-сотрудник, поддержал Директора и с радостью объявил, что производительность одного яичника в этом Инкубатории составляет 16012 в 189 степени. Директор дополнил: чтобы получить яйцеклетки, женщины добровольно идут на операцию по удалению яичников ради блага Общества.

Студенты вслед за Директором прошли в укупорочный Зал, здесь яйца переселяются из пробирок в бутыли, на питательную среду. Отсюда бутыли поступают в Зал социального предопределения, а после следуют в Эмбрионарий. 267 суток эмбрионы растут в бутылях, а затем – в Зале раскупорки появляются на свет. Новорожденные уже подготовлены к жизни в новом обществе. Будущие представители низших каст еще в бутылях испытывают нехватку кислорода, что негативно сказывается на их умственных и физических способностях.

Глава вторая

Директор вместе со студентами отправился на 6 этаж, где располагался Младоприемник. Студенты наблюдали, как няни в белых костюмах расставляли в длинную линию вазы с цветами и красочные книжки. По приказу директора, няни привезли детей из касты дельта и спустили их на пол. Восьмимесячные младенцы, одетые в хаки, радостно поползли к книгам и цветам. Старшая няня, стоявшая в другом конце зала, включила рубильник – завыла сирена, поднялся шум, по полу прошел электрический ток. Дети отчаянно закричали. Когда все закончилось, дети продолжали плакать. Няни снова предложили детям цветы и книги, но те съежились, рев усилился. У взрослых дельт никогда не возникает интереса к книгам и к живой природе. В современном обществе люди по-прежнему выезжают за город, но не для того чтобы насладиться пешими прогулками, ароматом цветов и потрясающими пейзажами. Народ с детства приучают к постоянным спортивным занятиям, чтобы загрузить транспорт и фабрики спортивного инвентаря.

Директор продолжал лекцию. Он говорил о гипнопедии – это способ обучения во сне. Студенты наблюдали, как дети в спальном Зале слушали тихий, но настойчивый голос, который раскрывал основы кастового самосознания. Детям внушали, что их каста самая лучшая, а они – самые счастливые.

Глава третья

Директор со студентами вышел в парк, который располагался за зданием Инкубатория. Одни воспитанники играли в центробежную лапту, другие уединялись на лужайках, чтобы поиграть в примитивную эротическую игру. Директор рассказал, что до эры Форда – господа нового Общества, эротические игры детей считалось чем-то ненормальным.

Внезапно в разговор вмешался черноволосый незнакомец, Директор с восхищением узнал в нем Главноуправителя. Этот человек по имени Мустафа Монд сел на скамейку рядом с Директором и заговорил со студентами. Он поведал слушателям о прежней жизни: когда-то давно люди жили в семьях, где царили духота, теснота, антисанитария, болезни и ненормальные взаимоотношения между членами семейств: от садизма до целомудрия. Прежний мир не позволял людям быть здоровыми, благодетельными и счастливыми. Настоящее поколение – самое счастливое, здесь все ограждены от эмоций и переживаний! Во время Девятилетней войны власти погубили сторонников простой жизни, а затем устроили Мор книгочеев. Но насилием многого не добьешься, нет ничего лучше внушения и формирования рефлексов с раннего детства. В новом Обществе началась агитация против живородящего размножения. В 178 году Эры Форда усилиями фармакологов и биохимиков был создан идеальный наркотик для массового потребления – сома.

На часах 16.00 – конец первой смены рабочих Инкубатория. Ленайна, медицинская сестра Эмбрионария, поднялась в женскую раздевалку. Она сказала своей подруге Фанни, что сегодняшний вечер снова проведет с Генри Фостером. Фанни возразила: нельзя быть так долго с одним мужчиной, это крайне неосторожно. Люди нового общества с детства знают, что каждый принадлежит всем остальным. Ленайна это понимала и подумала, не слетать ли ей в дикарский заповедник с Бернардом Марксом – альфа-сотрудником из отдела психологии?

Глава четвертая

1

Ленайна встретила Бернарда Маркса в лифте и сказала, что мечтает слетать с ним на неделю в Нью-Мексико. Бернард смутился, услышав такое откровенное предложение: в лифте в этот момент ехало еще несколько мужчин. Лифт поднялся на теплую и солнечную крышу. Здесь все вышли. Ленайна распрощалась с Бернардом и поспешила к Генри, который уже ждал ее в вертоплане: они собирались провести время за гольфом с препятствиями.

2

Бернард торопливо шел по крыше, он злился на Ленайну, которая пригласила его в Нью-Мексико, но сейчас улетела с Генри, злился на своих товарищей, которые были более рослые и красивые. Физические данные Бернарда едва превышали уровень гамма. Он злился и на представителей низших каст, неохотно выполнявших его приказания. Его мучило чувство неполноценности. Он ощущал себя чужим и вел себя как чужой.

Бернард Маркс полетел на Флит-Стрит в Институт технологии чувств, чтобы встретиться со своим другом Гельмгольцем Уотсоном.  У друзей была общая черта – они оба были отрешены от общества. Бернард из-за телесного недостатка, а Гельмгольц из-за того, что его умственные способности намного превосходили уровень его товарищей-альф. Оба осознавали собственную индивидуальность. Гельмгольц уже начал задумываться над тем, что спорт, женщины и общественная деятельность – все это ненастоящее. Он работал преподавателем на кафедре творчества Института и придумывал гипнопедические стишки и рекламные фразы. Гельмгольц сокрушался, что ему приходиться писать о крайне незначительных вещах, а хотелось бы о чем-то более важном и глубоком.

Глава пятая

1

После игры в гольф Ленайна и Генри полетели в Вестминстерское аббатство – там открылось новое кабаре с синтетической музыкой. Генри с Ленайной присоединились к 400 танцующим парам. Они заблаговременно приняли сому и теперь кружились в блаженном танце, не замечая наступившей ночи.

2

Один раз в 2 недели по четвергам Бернард должен был участвовать в сходке единения. Сегодня как раз был день единения, и Бернард полетел в Фордзоновский дворец фордослужений. Он чуть не опоздал на сходку. Мужчины и женщины собрались за круглым столом. Председатель единения включил синтетическую музыку. В центре стола лежали освященные таблетки сомы. Из рук в руки по кругу передавалась чашка клубничной сомовой воды, и каждый должен был выпить за единение и растворение в одном большом организме. Каждый выпил по три раза. Бернард беспокоился, что ему снова не удастся слиться. Наконец, все замерли в ожидании единения, пришествия Высшего Организма, а затем пошли по кругу хороводом в такт музыке. После музыкальной кульминации хоровод распался на пары: мужчины и женщины соединились на диванах, стоявших вокруг стола.

Обряд единения приводил в равновесие жизненные энергии. Мужчины и женщины чувствовали себя обновленными. Бернард же был опустошен и одинок даже в объятиях девушки.

Глава шестая

1

Ленайна долго сомневалась, стоит ли ехать на выходные вместе с Бернардом. Он слишком чудной: предпочитает уединение обычным развлечениям. С другой стороны, только с ним она могла побывать в диком заповеднике. Они начали встречаться. Ленайна осталась у Бернарда в первый же вечер. Бернард был рад близости с Ленайной, но он все-таки не хотел бы, чтобы все получилось так быстро. Он мечтал испытать сильное чувство, почувствовать страсть.

2

Бернард вошел к Директору Инкубатория, чтобы подписать разрешение на поездку в резервацию в Нью-Мексико. Директор удивился, что Бернард выбрал для отпуска резервацию дикарей. Он и сам был там в молодости со своей подругой. К сожалению, его девушка пропала в самый последний день отпуска. Ее искали, но не смогли найти. Вероятно, она упала в ущелье или ее растерзал дикий зверь. Видно было, что Директор опечален своими воспоминаниями, но он тут же исправился: у него не было с этой девушкой ничего излишне эмоционального или продолжительного. С досады на себя он набросился на Бернарда, который портит репутацию всего центра. Директор пригрозил выслать Бернарда в Исландию, если он еще раз позволит себе отступить от норм поведения. Однако на Бернарда эта угроза подействовала противоположным образом: он ликовал оттого, что один противостоит всему порядку вещей, и мысль о гонении его только бодрила.

3

Ленайна вместе с Бернардом полетела на «Синей Тихоокеанской ракете» и приземлились в Новом Орлеане. Ленайна высоко оценила комфорт отеля, в котором они заночевали. Бернард предупредил, что в дикарской резервации нет ни телевизора, ни горячей воды. Но Ленайну это не смущало, ей было интересно побывать среди дикарей.

Охранник из резервации пригласил молодую пару сесть в вертоплан, чтобы отправиться в резервацию. В первой половине дня планировалось облететь несколько поселений-пуэбло, а затем пообедать в долине Мальпаис, где находился туристский пункт. Вечером в пуэбло состоится летнее празднество.

Глава седьмая

Ленайне сразу не понравилось в поседении-пуэбло Мальпаис. Все вокруг выглядело угнетающим. От индейцев исходил неприятный запах, повсюду грязь, мусор, отходы и мухи. Ей сразу захотелось принять сомы, но идеальный наркотик остался на туристском пункте. Ленайна впервые забыла положить сому в карман.

Проводник вывел Бернарда и Ленайну на широкую террасу, где начинался обряд, похожий на праздник песнословия у низших каст. Ленайна заметила, что барабаны стучат в ритме сходок единения и празднования Дня Форда. Дикари слились в танце, их песни звучали все громче и громче. Восемнадцатилетний юноша вышел из толпы и стал ходить вокруг змей, лежавших в центре. Рослый человек в маске койота направился к нему следом и стал хлестать его плетью. Юноша упал после седьмого круга, кровь струилась по его телу. Старик-индеец коснулся его спины длинным белым пером и трижды стряхнул капли крови над змеями. Обряд закончился, дикари разбежались. Ленайна плакала от ужаса.

В это время на террасу вышел молодой человек и поздоровался с гостями из цивилизованного мира. Незнакомца звали Джон, он сожалел, что для обряда выбрали не его, а другого юношу. Он бы прошел не 7, а 10-15 кругов, и тогда бы в пуэбло не было засухи. Но его здесь не любят за белую кожу. Незнакомец познакомил Ленайну и Бернарда со своей матерью Линдой и рассказал, что она случайно осталась в резервации. Когда-то Линда приехала сюда со своим другом Томасом. В последний день отпуска она пошла гулять в горы, сорвалась и поранила голову. Мальпаисские охотники нашли ее и принесли в пуэбло. Скорее всего, Линду никто не искал. Здесь и родился Джон, сын Томаса.

Линда с восторгом бросилась к Ленайне: она так давно не видела цивилизованных людей и нормальной одежды. Однако Ленайну эта встреча не радовала: ей было неприятно общаться с толстой и уродливой женщиной.

Глава восьмая

Бернард и Джон беседовали, прогуливаясь, на пустыре. Джон рассказывал о своем детстве. Он с неприязнью вспоминал, как к Линде приходили мужчины. Беспорядочные связи между мужчиной и женщиной у индейцев считались чем-то неприличным, но для Линды разнообразие партеров было нормой цивилизации. Особенно ярко Джону запомнился Попе, он часто приносил Линде напиток «мескаль», после которого она сначала громко смеялась, а потом крепко спала. Местные жители называли Линду распутной женщиной, а Джона – оборвышем. Линда не умела зашивать износившиеся вещи – в цивилизованном мире она работала с зародышами в Инкубатории, ее не учили навыкам шитья. Бывало, что Джон не ел ничего, кроме черствых лепешек.

У Дикаря были и приятные воспоминания. Он помнил, как Линда пела ему песни, учила читать и рассказывала о Заоградном мире. Джон внимательно слушал и индейских стариков, рассказывавших о мироустройстве.

Однажды в руках Джона оказалась очень старая и потрепанная книга: «Сочинения Шекспира в одном томе». Юноша с увлечением начал читать. Теперь он мог выражать словами все свои чувства, особенно свое отношение к мерзкому и похотливому Попе.

Когда Джону исполнилось 15 лет, старик Митсима стал обучать его гончарному делу, но ему так и не позволили участвовать в общих обрядах. Он часто оставался наедине с самим собой и самостоятельно познал Время, Смерть и Бога.

Бернард с интересом слушал и признался, что тоже испытывает одиночество, даже находясь в цивилизованном мире. Он предложил Джону поехать в Лондон. Джон был несказанно счастлив: перед ним открывался дивный новый мир, о котором он столько слышал от матери.

Глава девятая

Вернувшись в туристский пункт, Ленайна поспешила принять сому и уснула. Тем временем Бернард успел слетать в Санта-Фе, созвониться с канцелярией Главноуправителя и взять разрешение на вывоз Джона и Линды в цивилизованный мир: дикари представляют собой большой научный интерес. Мустафа Монд поддержал это предложение и сделал нужные распоряжения.

Глава десятая

Бернард с Ленайной вернулся из отпуска вместе с Линдой и Джоном.

Директор Инкубатория назначил встречу Бернарду в Зале Инкубатория в два тридцать. Он хотел при всех сотрудниках Зала оплодотворения унизить Бернарда и объявить о его высылке в Исландию.

Бернард Маркс, скрывая тревогу под маской самоуверенности, явился в назначенное время. Директор провозгласил, что своими еретическими взглядами на спорт, сому и сексуальную жизнь, Бернард вредит Обществу.

Бернард нанес ответный удар: он пригласил в Зал Линду – бывшую возлюбленную Директора и Джона – его сына. Линда бросилась в объятия Директора, но тот не хотел узнавать в этой уродливой женщине свою прежнюю любовь. Женщина почувствовала, что Томас не рад встрече. Джон обратился к Директору со словами: «Отец мой!». Работники Зала Оплодотворения уже не могли сдерживать смех: Директор – отец! Это совершенно не вписывалось в нормы поведения современного общества и выглядело очень комично. Оскорбленный директор поспешно удалился из Зала.

Глава одиннадцатая

После скандала в Зале Оплодотворения все альфовики Лондона стремились увидеть восхитительного дикаря, который упал на колени перед Директором Инкубатория (вернее, перед бывшим Директором, Томас сразу уволился и больше не появлялся в Центре).

Но Линдой никто не интересовался, да и она никого не хотела видеть. Линда жаждала непрерывного сом-отдыха, который, наконец, стал ей доступен. Постоянное пребывание под действием сомы значительно сокращало жизнь женщины: рано или поздно ее организм не выдержит, и она умрет. Однако противостоять ей было бесполезно.

Представители высшего общества стали искать дружественных отношений с Бернардом, чтобы поглядеть на дикаря. Бернард впервые чувствовал себя незаменимой и чуть ли не самой важной частью общества и наслаждался этим ощущением. Он хвастался Гельмгольцу, что на прошлой неделе у него было 6 девушек, но друг не оценил его успехи – опять хвастовство и самодовольство. Бернард прекратил всякое общение с Гельмгольцем.

Джон знакомился с цивилизацией: Бернард показал ему небольшой завод осветительных устройств для вертопланов и школу для высших каст, а Ленайна сводила его в ощущалку – кинотеатр, где зрители не только видят и слышат, но еще осязают и чувствуют запахи.

Разместившись в глубоких пневматических креслах, Ленайна и Дикарь погрузились в мир ощущений. Фильм назывался: «Три недели в вертоплане». Джону совсем не понравился этот мерзкий фильм с примитивным сюжетом и эротическим содержанием. Ленайна так и не поняла, почему Джон остался недоволен.

Глава двенадцатая

В доме Бернарда Маркса собралось много почетных гостей: архипеснослов Кентерберийский, заведующий крематориями и директриса Кийт. Все пришли, чтобы посмотреть на Дикаря. Однако Джон больше не желал появляться на публике. Потерянный, бледный и жалкий, Бернард метался среди гостей, извинялся и заверял, что в следующий раз Дикарь непременно будет. Гости ели пирог с витамином А и пили искусственное шампанское. Никто больше не интересовался Бернардом и каждый считал своим долгом оскорбить хозяина. Наконец, все ушли. Ленайна с грустью подумала: Дикарь не появился, потому что, она ему совсем не нравится. Она послушно, без улыбки и восторга ушла вместе с архипеснословом. Бернард не мог вынести позора, ему нужно было забыться, он выпил сомы и уснул.

После несостоявшегося званого вечера Бернард невольно обижался на Джона, хотя и понимал, что настоящие друзья не станут делать больно при любом удобном случае. Опустившись с небес на землю, Бернард пришел к Гельмгольцу и тот, к удивлению и к стыду Бернарда, встретил его радушно, без упрека. У Гельмгольца тоже были проблемы: ему пригрозили увольнением после того, как он прочел студентам один стишок о ночной уединенности. В этом стихотворении Гельмгольц осуждал беспорядочные связи мужчин и женщин, лишенные всякого смысла.

Гельмгольц сразу сдружился с Джоном. Между ними завязалась такая тесная дружба, что Бернарда даже кольнула ревность.

Глава тринадцатая

Ленайна все время думала о Джоне. Она перестала встречаться с другими мужчинами и допускала ошибки на работе по невнимательности. Фанни посоветовала ей принять таблетку сомы и первой заговорить с Джоном о близости. Ленайна последовала совету подруги.

Джон ахнул, когда увидел Ленайну в белом матросском костюме и в круглой белой шапочке на пороге квартиры. Он боготворил Ленайну, и сам все время мечтал о ней, но здешние «цивилизованные отношения» не соответствовали его принципам. Ему хотелось сделать для Ленайны что-нибудь значимое, чтобы стать для нее достойным мужем. Но сейчас она сама пришла к нему с непристойным предложением, а это больше похоже на мимолетное увлечение, чем на высокие отношения. Ленайна упорно настаивала на своем, и Джон не на шутку разозлился из-за того, что она ничего не понимает. Он назвал ее наглой блудницей и пригрозил убить, если она тотчас не покинет дом.

Ленайна в испуге выскочила из квартиры и только в лифте почувствовала себя в безопасности.

Глава четырнадцатая

Джон срочно летел в умиральницу на Парк-Лейн, куда перевели Линду. Линда умирала со всеми современными удобствами: в воздухе звучали веселые синтетические мелодии, в ее ногах стоял телевизор.  На ее тусклом, оплывшем лице застыло выражение идиотического счастья. Джон взял мать за руку, но она его не узнавала.

В палату, где умирала Линда, ринулась целая толпа восьмилетних мальчишек, одетых в хаки. Их специально привели сюда: в новом Обществе с самого детства учат относиться к смерти как к самому обычному физиологическому явлению, и взрослые никогда не печалятся и не скорбят, когда умирает близкий человек. Линда была не похожа на других умирающих, сохранивших юношескую внешность. Она, уродливая и морщинистая, сразу привлекла внимание детей. На Джона это произвело крайне неприятное впечатление: шумливая орава детей нарушала священное таинство смерти. Старшая сестра, видя негодование Джона, поспешила увести детей в дальний конец палаты.

Глава пятнадцатая

Низший обслуживающий персонал Парк-лейнской умиральницы состоял из восьмидесяти четырех светло-рыжих дельтовичек и семидесяти восьми чернявых дельтовиков. После окончания рабочей смены обе близнецовые группы собирались в вестибюле, чтобы получить дневную порцию сомы.

В этот момент Джон осознал свое предназначение: сделать этих людей свободными, а их мир – прекрасным. Дикарь призывал всех дельт отказаться от сомы. Он называл сому ядом и отравой. Толпа сердито и непонимающе загудела. Альфовик, отвечавший за раздачу сомы, торопливо искал номер телефона Гельмгольца, чтобы тот удержал Дикаря от дурных поступков.

Гельмгольц с Бернардом поспешили в умиральницу на помощь Дикарю. Джон тем временем выбрасывал коробочки с таблетками сомы. Толпа грозно двигалась на Дикаря, Гельмгольц самоотверженно встал на защиту своего друга, а Бернард стоял в стороне – он испугался за свою жизнь. В вестибюль вбежали полицейские, они усмирили толпу и мятежников мягкими уговорами и парами сомы. Вскоре дельты целовались и обнимались. Даже Гельмгольц и Дикарь чуть не плакали. Из хозяйственной части альфовики принесли еще одну партию сомы и спешно организовали новую раздачу.

Джон, Гельмгольц и Бернард сели в машину к полицейским.

Глава шестнадцатая

Мустафа Монд встретил троих нарушителей спокойствия Общества. Гельмгольц держался довольно беспечно, Бернард побледнел от страха. Дикарь заявил, что ему не нравится цивилизация, несмотря на все ее плюсы.

Мустафа Монд по-дружески объяснил, как и зачем этот мир пришел к цивилизации. Современный мир стабилен и устойчив, а люди счастливы, потому что они получают все, что хотят, и не способны хотеть того, чего получить не могут. Народ живет в достатке и в безопасности. Здесь никто не знает болезней, страсти и старости. А с нарушителями порядка успешно борется сома.

Разумеется, ничто не может заменить достойную литературу, тягу к науке и познанию истины, но это плата за стабильность и счастье общества.

Бернард уже понял, что ссылка в Исландию неизбежна и молил Главноуправителя о пощаде, но тот не слушал и приказал увести глупца. Мустафа Монд пояснил, что ссылка является, по существу, наградой: на острове живут самые интересные мужчины и женщины на свете, у которых есть свои собственные взгляды на жизнь.

Гельмгольц пожелал улететь на остров с суровым климатом, чтобы не потерять вдохновение. Главноуправитель одобрил его решение.

Глава семнадцатая

Ради блага общества Власть пожертвовала не только искусством и наукой, но еще и религией.

В новом Обществе люди молоды и благополучны до самой смерти, а это значит, что они теперь не нуждаются в Боге. Зачем успокоение, когда есть сома? Зачем неколебимая опора, когда есть прочный общественный порядок? В современном мире религиозность стала лишней.

Джон не унимался, он приводил все новые и новые доводы необходимости религии, он верил в существование Бога. Мустафа Монд не отрицал существование Бога, но современная цивилизация предпочла машины, научную медицину и всеобщее счастье, вместо Бога.

В новом Обществе нет места самоотречению, целомудрию и мужественным поступкам: если люди начнут действовать на свой риск, расстроится весь общественный порядок.

Глава восемнадцатая

Гельмгольц и Бернард пришли проститься с Джоном – скоро они улетят на остров. Бернард попросил прощения у Джона за то, что вчера вел себя малодушно. На Бернарда никто не был в обиде. Джон тоже хотел улететь на остров, но Главноуправитель не разрешил: Дикарь должен остаться в Лондоне.

Дикарь поселился на старом авиамаяке, стоящем на гребне песчаного холма между Патнамом и Элстедом. Отсюда открывался чудесный вид.  Первые дни его никто не тревожил.

Джон наслаждался одиночеством и молился. Он смастерил себе лук и стрелы для охоты, начал возделывать огород.

Однажды трое сельхозрабочих, дельтовиков, проезжавших мимо авиамаяка, на котором поселился Джон, увидели, как обнаженный до пояса парень хлещет себя веревочным бичом.

Через три дня к авиамаяку слетелись репортеры. Всем было интересно, почему Дикарь так внезапно покинул Лондон, что он думает о цивилизации и зачем занимается самобичеванием? Джон со злостью выгнал всех журналистов из своего дома.

На некоторое время Дикаря оставили в покое, но через несколько дней его маяк был окружен множеством вертопланов. Толпа мужчин и женщин окружила Джона, все требовали зрелища – самобичевания. Среди зрителей была и Ленайна. Она что-то говорила Джону, прижимала руки к сердцу, из глаз ее текли слезы, но слов нельзя было разобрать сквозь рев толпы. Джона охватила злость, он вспомнил, как однажды уже назвал Ленайну наглой блудницей. Он взял бич и со словами «распутница», ударил ее, а затем себя. Публика получила желаемое. Боль ужасает и притягивает людей.
Изнуренный затянувшейся оргией, одурманенный сомой, Дикарь уснул среди вереска. Проснувшись, он с ужасом вспомнил все, что случилось.

Под вечер к авиамаяку вновь слетелись вертопланы. Цивилизованные лондонцы впервые увидели самоубийство. Дикарь повесился.

Кратко об истории создания произведения

Роман Олдоса Хаксли «О дивный новый мир» вышел в свет в 1932 году. Произведение было напечатано в нью-йоркском издательстве «Гарден сити». Антиутопия английского сатирика и философа разлетелась по США и Англии большим тиражом.

Олдос Хаксли обратился к жанру антиутопии после появления романа Г. Уэллса «Люди как боги», в котором ярко изображена модель идеального общества. Но идеальное общество возможно только на планете «Утопия», но не на Земле. О. Хаксли в своем произведении изобличает негативные стороны утопического, цивилизованного мира, без которых никогда не сможет существовать идеальное общество. Писатель, как и многие его современники, наблюдал, как технический прогресс неизбежно влечет за собой рост потребительства и распущенности, утрату моральных ценностей и человеческой индивидуальности.

Интересные факты о произведении:

  1. Однажды во время путешествия на корабле из Сингапура на Филиппины О. Хаксли случайно наткнулся на книгу Генри Форда «Моя жизнь, мои достижения». В 1908 году Генри Форд создалсборочный конвейер, ускоривший производство во много раз. Олдос Хаксли ярко представил себе будущее, в котором изготовление товаров будет только увеличиваться, а в обществе сформируется культ потребления.
  2. В 1958 году Олдос Хаксли написал продолжение романа «О дивный новый мир». В новом нехудожественном произведении «Возвращение в дивный новый мир» автор рассуждает, насколько изменился современный мир и приходит к выводу, что человечество движется к концепции «дивного мира» намного быстрее, чем он предполагал.
  3. Джордж Оруэлл, известный английский антиутопист, в рецензии на роман Хаксли для журнала Tribune Magazine review отмечал, что Хаксли, вероятно, опирался на роман Замятина «Мы», изданный за 10 лет до появления «Дивного нового мира». Олдос Хаксли категорически отрицал это предположение и утверждал, что не был знаком с произведением Замятина до написания собственного романа.
Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Поделиться с друзьями
Book-Briefly
Adblock
detector