Кратко «Князь Серебряный» А. К. Толстой

⭐⭐⭐⭐⭐ «Князь Серебряный» за 2 минуты и подробно по главам за 45 минут. 

Роман Алексея Константиновича Толстого «Князь Серебряный» написан легким и простым слогом, в каком-то смысле контрастирующим с описываемыми в произведении событиями. Сюжетная линия соткана из цепи исторических событий, имевших место в правление Иоанна Грозного: возвращения на родину из Литвы князя Никиты Серебряного (после неудачной попытки подписать с Литвой мир), раздела русской земли на земщину и опричнину, разгула опричников, поощряемых царем. Серебряный вернулся и не узнал свое государство: это была страна, где свирепствовали опричники, где кровавый царь казнил и мучал всех, кого начинал подозревать в неверности.

Содержание

Очень краткий пересказ романа «Князь Серебряный»

В Москву возвращается молодой князь Никита Романович Серебряный, которому Грозный поручил подписание мира с Литвой. Мир подписать не получилось, снова разгорелась война, в ходе которой Серебряный проявил мужество и доблесть.

Вернувшись на Русь, князь обнаружил, что здесь все изменилось: повсюду хозяйничали страшные опричники, чувствовавшие полную безнаказанность, царь Иоанн превратился в кровавого деспота, а любимая девушка Елена, когда-то поклявшаяся ждать, вышла замуж за старого боярина Морозова.

Серебряный явился к Грозному, едва не был казнен, но по заступничеству Бориса Годунова и сына Малюты Скуратова, Максима остался в живых. Грозный отменил казнь. Недолгое время спустя Никита Романович спас царевича, которого хотел убить Малюта Скуратов.

Тем временем один из царских опричников, князь Вяземский, пылавший любовью к Елене, получил от царя негласное разрешение уничтожить ее супруга Дружину Морозова и забрать Елену. Произошла битва, в которой Морозов и Серебряный оборонялись от Вяземского. Все были тяжело ранены.

Серебряного посадили в тюрьму, Елену увез было Вяземский, но он потерял сознание от ран, и боярыня волей судьбы оказалась у старого мельника.

Предводитель лесной банды разбойников, которым когда-то помог князь Серебряный, в свою очередь, выручил князя из заточения, и остальные разбойники возжелали видеть его атаманом.

Вместе с разбойниками Серебряный одолел явившихся на Русь татар, после чего узнал о том, что овдовевшая Елена (Морозова казнил царь) постриглась в монахини. Не видя больше для себя возможности счастья, исполненный скорби за Русь и испытывая сердечную боль из-за утерянной любви, князь Серебряный уезжает на войну. Там он и погибает спустя время.

Знакомый ему разбойничий атаман становится помощником завоевателя Сибири Ермака, получает богатые дары от Грозного. Русь погружена во тьму, по–прежнему скор и ужасен неправый суд страшного полусумасшедшего государя, которому никто не может оказать сопротивление.

Главные герои и их характеристика:

  •  Никита Романович Серебряный  – 25-летний русский князь, среднего роста, «широк в плечах, тонок в поясе». Темно-серые глаза, русые волосы, короткая бородка – таков был молодой человек. В чертах лица его выражались «одновременно твердость, уверенность, благородство и вместе с тем детское добродушие. Серебряный был смел и умен, но несколько вспыльчив и совершенно не умел хитрить.
  •  Ванюха Перстень  – молодой черноглазый, темноволосый, не лишенный благородства решительный атаман разбойничьей шайки. По одежде можно было принять его за посадского или зажиточного крестьянина. В последней главе Перстень появляется перед читателями постаревшим, возмужавшим мужчиной лет 50. Теперь он входит в отряд Ермака, является его правой рукой и носит имя Ивана Кольцо.
  •  Афанасий Вяземский  – высокий молодой князь, входивший в число приближенных Грозного, один из опричников. Сильный, храбрый, беспринципный, одержимый одной страстью – любовью к боярыне Елене Морозовой, готовый ради этой любви на все.
  •  Боярин Дружина Андреевич Морозов  – пожилой, но еще крепкий, дородный телом, богатый, мужественный и честный. Один вид его внушал невольное уважение в нем было врожденное чувство собственного достоинства. Верой и правдой служил государю, но за честность и неподкупность попал в опалу. Спас юную Елену Плещееву-Очину от брака с ненавистным ей Вяземским, женившись на девушке.
  •  Елена Морозова  – юная супруга боярина Морозова, красивая 20-летняя женщина. Хотя и носит теперь жемчужный дорогой кокошник, свидетельство замужнего положения, но сердце ее принадлежит Никите Романовичу, которого она когда-то клялась дождаться из Литвы. Из-за преследований Вяземского вынуждена была выйти замуж за Морозова.
  •  Иоанн Грозный  – 35-летний государь Иоанн Васильевич IV. Высокий, широкоплечий, стройный, в богатых одеждах. Черты лица его были прекрасны, но скрывали двойственную натуру: царь был внешне приветлив и милостив, однако на деле безумно жесток, крайне подозрителен, находиться в близости от него означало ежеминутно опасаться за свою жизнь. Ночью он лично пытал ни в чем не повинных узников тюрьмы, все утро молился, днем закатывал роскошные пиры с опричниками. Любой мог быть отравлен прямо на пиру, брошен в застенок или отправлен на плаху, одним только взглядом, не угодив полусумасшедшему Иоанну.

Второстепенные герои и их характеристика:

  •  Михеич  – пожилой стремянный Серебряного, его верный и надежный слуга.
  •  Матвей Хомяк  – стремянный царского опричника Григория (Малюты) Скуратова, чернобородый детина красном кафтане». Был смел, бесшабашен, крайне жесток.
  •  Федор Басманов  – молодой человек необыкновенной красоты, но «с неприятным, наглым выражением лица». Выглядел женоподобным, имел длинные волосы, не носил бороды. Один из приближенных Грозного, опричник.
  •  Борис Годунов  – черноглазый юноша с приветливым лицом. Тихий, вежливый, весьма себе на уме. Был одним из приближенных Грозного. Именно к его советам прислушивался Грозный, минуя своих любимцев. Умудрялся оставаться незапятнанными кровью невинных жертв Иоанна Васильевича, держась как бы в стороне от происходящего.
  •  Малюта Скуратов  – рыжеволосый, со звериным лицом, сильный физически и нечеловечески злобный опричник Грозного. Единственной любовью его жизни была любовь к сыну Максиму. Садист по природе, коварный, мстительный.
  •  Максим Скуратов  – 17-летний сын Малюты Скуратова, ненавидевший опричнину и ту роль, которую ему приходилось играть при отце и царе. Спас Серебряного от верной смерти.
  •  Иоанн Иоаннович  – юный сын Грозного, бледный лицом царевич, чье будущее царствование не обещало ничего хорошего и грозило стать еще худшим, чем правление Грозного. С младых ногтей впитал жестокие обычаи отца.
  •  Ермак  – покоритель Сибири, бывший разбойник, начинавший свою «карьеру» с грабежей на Волге. Мощный, очень широкий в плечах, «голова черная, кудластая».
  •  Опричники  – ратные люди, всадники, всегда носившие на седлах лошадей собачьи головы и метлы. Одеты в богатое платье, грубы, часто пьяны, всегда ощущали собственное превосходство над другими и вседозволенность. Грабили и убивали, прикрываясь царским именем.
  •  Онуфревна  – старая нянька Иоанна Грозного, лет под 90, едва ходившая, опираясь на клюку. Любила царя, как сына, так как знала его еще невинным младенцем. Онуфревна, в отличие от всех, кто находился в окружении царя, решалась бранить Грозного за убийства и казни. Ей это сходило с рук.
  •  Хлопко  – один из разбойников отряда Перстня, крепкий парень.
  •  Коршун  – старый разбойник из ватаги Ванюхи Перстня, старик с седыми кудрями, несмотря на возраст, еще сильный, способный идти в драку. Именно ему доверял Перстень больше, чем остальным. Умел не только драться, но и прекрасно владел языком, обладал прекрасной реакцией, сообразительностью, мужеством. Был безжалостен и хладнокровен.
  •  Митька  – дюжий парень из-под Коломны, пристал к разбойникам после того, как опричники увели у него невесту. Очень силен, но думает медленно. О таких в народе говорят «тугодум». Добрый, но уж если рассердится, то способен сокрушить все вокруг.
  •  Мельник  – старик, занимавшийся помолом муки, а на самом деле знавший колдовство и невольно оказывавший услуги ведуна и знахаря всем, кто приезжал на его мельницу. Нередко приходилось ему угождать заклятым врагам, и те и другие постоянно угрожали ему смертью.
  •  Вася  — юродивый, человек лет 40, в веригах и в полотняной рубахе, с добрым лицом и реденькой бородкой.

Краткое содержание романа «Князь Серебряный» подробно по главам

Предисловие

Автор дает представление читателю о сути книги, открывающейся перед ним. Его главная мысль: не пересказать точно исторические события, а нарисовать крупными мазками эпоху Иоанна Грозного, показать атмосферу, в которую была погружена Россия несколько десятков лет во время царствования этого противоречивого монарха.

Глава 1. Опричники

Молодой князь Никита Романович Серебряный возвращается на Русь после пятилетнего отсутствия. По поручению Грозного Серебряный пребывал в Литве, участвуя в военных действиях, а после ведя переговоры по возможному заключению мирного соглашения.

Горячий нрав князя не позволил ему вести себя дипломатично, переговоры сорвались, но тут подоспела депеша о том, что мир не нужен, будет продолжена война.

Освобожденный от своих обязанностей князь едет к Иоанну Грозному в Москву. Стоит прекрасный погожий денек, на душе у Никиты Романовича тепло.

Князь со спутниками, в числе которых стремянный Серебряного Михеич, замечают беззаботно играющую и водящую хороводы молодежь. Князь решает устроить недалеко привал, отдохнуть. И вдруг в круг играющих врывается, дрожа от страха, окровавленный деревенский мальчик, сообщивший, что идут опричники, а сам мальчик едва убежал.

Никита Романович, только что услышавший от деревенской молодежи и теперь вот от мальчишки об опричниках, в недоумении: кто это такие? Как так можно безнаказанно обижать простой народ? Как смеют какие-то разбойники убивать и грабить, да еще прикрываясь именем царя?

Тут слышится топот копыт, и подлетает странная ватага. У каждого их ее членов – знаки: метла и собачья голова. Крестьянская молодежь в ужасе разбегается, опричники, ищущие девушек, чтобы «поразвлечься», и слышавшие звуки песен и смеха, связывают попавшегося им старика, пытают, «куда девки разбежались», и хотят его повесить.

В этот самый момент люди князя Серебряного, и он сам бросаются на выручку старику. Они бьют «бандитов», кого-то связывают, кто-то лежит убитый. Серебряный хотел было расправиться с предводителем, черноволосым детиной в красном кафтане, да безумная смелость последнего приходится ему по нраву. Он учиняет детине допрос. Выясняется, что это «команда» опричника Малюты Скуратова, детина – его стремянный Матвей Хомяк, и все они – царские люди. Метлы у седел привязаны, так как опричники метут измену на Руси, а собачьи головы означают, что они выгрызают предателей и злодеев.

Люди князя Серебряного обнаружили двоих мужчин, молодого и пожилого, привязанных «бандитами» к седлам лошадей. По приказу князя связанных освободили.

Никита Романович хотел было повесить Хомяка, но один из освобожденных, молодой человек, отговаривает его, поясняя, что за смерть царских людей не сносить Никите головы.

Серебряный, ничего уже не понимая (как так – нельзя казнить бандитов, разоряющих землю и крестьян?), тем не менее решает послушаться совета и велит по предложению Михеича просто-напросто выпороть Матвея Хомяка.

После исполнения наказания князь с Михеичем продолжают путь в Москву. Двое освобожденных им мужчин следуют с ними, объяснив это тем, что времена опасные, одному-двоим отправляться в путь несподручно.

Глава 2. Новые товарищи

Дорогой Михеич старался выведать у новых товарищей, кто они, но те отделывались шутками. Выяснилось только, что молодого мужчину зовут Ванюхой Перстнем. Ехали лесной тропой. Темнело.

Вдруг два человека выскочили из кустов, схватили за руки князя и Михеича. Но Перстень заговорил с нападавшими, и князя со стремянным отпустили.

Дальше поехали все вместе.

На мельнице, оставив князя и Михеича на ночлег на попечении колдуна-мельника, Ванюха Перстень с товарищем покинули их. Перед расставанием Перстень подсказал князю, что в случае нужды в нем справиться можно у мельника, он будет все знать. И настоятельно попросил Серебряного не говорить никому в Москве, что подверг порке Матвея Хомяка.

Михеич высказал князю свои умозаключения: он полагал, что и Матвей Хомяк, и Ванька Перстень – разбойники. Но кто из них хуже, Михеич так и не решил. Путники погрузились в сон.

Глава 3. Колдовство

Ночной порой на мельницу явился еще один гость. Князь и Михеич спали и не ведали, что при ярком свете месяца прискакал на коне молодой всадник, крикнул хозяина. Мельник вышел к нему. Гость угрозами и уговорами заставлял старого колдуна дать ему какое-нибудь приворотное зелье или иное средство, способное вызвать любовь молодой девушки.

Это был князь Вяземский. Он мучался от страстного чувства к боярыне Елене Дмитриевне. Юная красавица не желала отвечать Вяземскому взаимностью. В конце концов, чтобы избавиться от навязчивых ухаживаний князя, девушка вышла замуж за старика Дружину Морозова. Но это не слишком помогло: Вяземский по-прежнему хотел добиться любви Елены.

Никакого приворотного средства не мог предложить мельник, предполагавший, что молодая боярыня влюблена в какого-то другого мужчину, сердце ее занято, а оттого никакие колдовские нашептывая на нее не действуют.

Но Вяземский не отступал. Мельник решился начать ворожить. В волшебной воде, куда смотрел Афанасий Вяземский, показалось сначала несметное богатство, а затем возникли страшные пилы и топоры, и много крови, от которой покраснела вода.

Гадавшие испугались до полусмерти. Затем князь Вяземский увидел в той же воде свою зазнобу, целующейся с неким русым молодцем. Закипев ревностью, он бросил мельнику горсть денег и ускакал.

Глава 4. Дружина Андреевич и его жена

Дом боярина Морозова был одним из богатейших в Москве. Все для безбедной жизни имелось у тороватого разумного хозяина: добротная изба, службы, голубятня, прекрасный сад.

Дружина Андреевич слыл за человека крутого нрава, но абсолютно честного и неподкупного. Такого человека страшно было иметь во врагах и очень хорошо – в друзьях. Недавно он попал в опалу к царю за то, что женился на Елене Дмитриевне, чтобы уберечь ее от свах царевых, прочивших девушку за опричника Вяземского. Но и опального, Морозова боялись и уважали на Москве.

Елена Дмитриевна почитала супруга от всей души. Но в сердце своем схоронила она любовь к молодому князю Серебряному. Елена должна была ждать князя из Литвы. Но ей пришлось спрятаться под крыло Морозова, чтобы уберечься от Вяземского.  Выйдя замуж, Елена нарушила данное Серебряному обещание.

Грустила боярыня, но сделать что-то уже ничего было нельзя.

В жаркий июньский полдень въехали в Москву двое: князь Серебряный и Михеич. Они увидели пьяных опричников. Все остальные люди прятались по дамам. У Серебряного было письмо для Морозова, и следовало найти боярина.

На вопрос Михеича, где живет боярин Морозов, стремянный князя получил только злые насмешки от опричников. Более того, на него едва не обрушили плети. Князь грозным окриком остановил расправу. Но неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не явился блаженный Вася. Юродивый защитил князя Серебряного и его верного слугу. Нехотя опричники даже дорогу к дому Морозова показали.

Глава 5. Встреча

В саду у боярина Морозова красавица Елена сидела с прислужницами. Девушки пытались отвлечь хозяйку от горестных раздумий, в которые она была погружена: наряжали в красивые одежды, надевали на нее украшения с жемчугом, пели для нее песни. Но боярыня печалилась.

Заслышав конский топот, Елена Морозова вскочила, чтобы укрыться в доме: явиться на глаза незнакомому мужчине считалось зазорным для замужней женщины.

Но она узнала в мужчине, остановившемся возле сада, своего возлюбленного, князя Никиту Серебряного. О нем были все думы боярыни. Что ей оставалось? Бежать ли, опасаясь, что увидит муж? Броситься на шею любимому?

Никита спросил Елену Дмитриевну, точно ли она замужем, хотя на боярыне был надет жемчужный кокошник, яснее слов обрисовывавший всякому ее положение.

Елена, рыдая и разрываясь от обуревавших ее чувств, все рассказала Серебряному. Никита понял все, понял, что любовь по-прежнему заполняет сердце молодой женщины. Гнев, вспыхнувший было в его душе, угас. Молодые люди обнялись, приподнявшись над оградой сада, и поцеловались.

Глава 6. Прием

Серебряный вошел к Морозову в дом. Бояре знали друг друга давно: с той поры, когда Дружина Андреевич был молод, а князь Никита еще ребенком играл с другими мальчишками во дворе.

Князь, испытывая неловкость и радость одновременно, подал Морозову письмо. А тот вызвал Елену и распорядился подать богатое угощение. В руках у Елены Дмитриевны дрожал поднос с дорогими винами. Длинные опущенные ресницы боярыни подрагивали. Она вошла бледная, смятенная, что не ускользнуло от взгляда супруга. Но Морозов приписал волнение жены случайной встрече с Афанасием Вяземским.

Елена Дмитриевна ушла распорядиться обедом, мужчины разговорились. Дружина Андреевич рассказал Никите об опричнине, о том, что стало происходить на Руси, о страшной перемене в Иоанне Васильевиче в прошедшие 5 лет. С ужасом и недоверием слушал Серебряный горькое повествование о том, как погибали под пытками и во время чудовищных казней преданные люди царя, многие вместе с женами и невинными детьми.

Затем Грозный со свитой выехал в Александрову слободу, и вот тут наступил настоящий ужас. Царь то молился истово, то губил десятками и сотнями невинные души. И хотел отказаться от трона. Но его уговорили вернуться в Москву. И только тогда согласился Грозный остаться на царстве, когда народ принял новые условия: все государство делится на земщину и опричнину (эти земли принадлежат государю). Опричники имеют полную власть и безнаказанно могут творить с «изменниками» (к которым причислялись все, кто имел несчастье не понравиться царю или опричникам) все, что им взбредет в голову. Царь почти истребил старинные боярские фамилии, преданные престолу, а себя окружил выскочками без роду, без племени.

Серебряный погрузился в тяжкие раздумья. Ему казалось, что царь не может так поступать, что у него какие-то злые клеветники. Ну а если и может…Что ж, это государь, идти против его воли нельзя, он первый после бога на Руси.

Затем состоялся пышный обед. Дружина Андреевич уговаривал Никиту не ездить в Александрову слободу, где опять поселился царь, а укрыться пока у него до лучших времен. Ведь за расправу над опричниками Серебряный, скорее всего, лишится головы.

Но молодой князь не мог так поступить: это было против его чести.

Вечером он вышел в сад, простившись с Морозовым. Тихонько выбежала в сад и Елена Дмитриевна, слышавшая всю беседу мужчин. Она поняла, что любимый едет практически в «пещь огненную», где его ждет неминуемая смерть. Влюбленные нежно попрощались.

Уезжая, Никита заметил мужскую фигуру возле дома. Дружина Андреевич видел, как жена целуется с кем-то в саду, но не мог понять, угадал ли боярин Морозов соперника в своем давешнем госте или подумал на кого другого.

Глава 7. Александрова слобода

Дорога к Александровой слободе полнилась разным людом: шли нищие, шли скоморохи, вели медведей, шли слепые и увечные, шли торговые и посадские по своим делам.

Никиту Романовича, помолившегося в Троице-Сергиевой лавре, архимандрит благословил как идущего на верную смерть. Перед въездом в слободу стражники отобрали у Серебряного и его холопов оружие и учинили им допрос на предмет того, кто такие и для чего едут «в неволю» (так народ переделал «слободу»).

Наконец их впустили в царскую слободу.

Здесь царь пировал, а в храме молился, пытаясь смыть с себя кровь своих жертв. Проходя мимо добротно и явно на годы устроенной виселицы, Серебряный задержал на ней взгляд. Провожавший князя опричник спросил в насмешку, любы ли Никите Романовичу такие «качели».

Подошли к крыльцу царского двора. Здесь толпились нищие, которым как раз раздавали милостыню. Опричники играли в кости. Один из них, молодой и женоподобный (то был Федор Басманов), пристально взглянул на Серебряного. Он спросил имя незнакомого князя у его провожатых, усмехнулся и сказал что-то своим товарищам. Те, усмехнувшись в ответ, разошлись по сторонам.

Вдруг толпа нищих в ужасе отхлынула от крыльца. За нею показался огромный медведь. Серебряный не заметил, как оказался один на один с медведем. Рука его потянулась было за саблей (не единожды князь ходил на медведя, ему это было не в новинку), но оружие отобрали при входе.

Первый удар медвежьей лапы свалил Серебряного с ног.

Он приготовился к неминуемой смерти, однако кто-то вдруг пришел на помощь: одним ударом рассек медведю голову.

Потрясенный Никита Романович поблагодарил спасителя, 17-летнего юношу. Но тот отказался называть свое имя.

Тем временем вернулся гонец, посланный к Иоанну с докладом о князе Серебряном. Царь велел Никите Романовичу быть сегодня на званом пиршестве.

Глава 8. Пир

Богатый обед состоялся в огромной царской палате. Убрана она была со всей возможной роскошью: скамьи для гостей покрыли парчовой тканью, на столе стояла золотая и серебряная посуда.

Слуги подавали лучшие яства. Царь с ближайшим окружением сидел отдельно. С первого взгляда отметил Серебряный перемену в том Иоанне Васильевиче, которого он когда-то знал: у этого, нового, появилось что-то жестокое, страшное во взоре.

Никиту Романовича посадили недалеко от государя, поэтому он имел возможность видеть, кто особо близок к Иоанну. Серебряному подсказали имена ближайших приспешников Грозного: это были Борис Годунов, Федор Басманов, Афанасий Вяземский.

В начале обеда царь велел поднести чашу вина одному старому боярину, на которого был за что-то зол. Несчастный осушил чашу и упал бездыханным. В чаше оказался яд.

Боярина вынесли по приказанию государя, после чего пир продолжился. Только Борис Годунов посреди общего обжорства и опьянения сохранял спокойствие, проницательный и трезвый взгляд. Обманчиво тих и наблюдателен был Иоанн Грозный, который почти ничего не пил и не ел.

Юный царевич Иоанн, напившийся так же, как взрослые, задевал насмешками Малюту Скуратова. Малюта затаил на юношу злобу, но до поры до времени ее не выказывал.

Между тем царь обратился к Вяземскому и намеками дал понять молодому опричнику, измученному безответной любовью, что разрешает отправиться к боярину Морозову, чтобы якобы снять с того опалу, а на самом деле убить его и завладеть его супругой Еленой Дмитриевной.

Серебряный в продолжение всего пира гадал, знает ли Грозный о его попытке расправиться с опричником Матвеем Хомяком. Когда обед уже подходил к концу, Матвей явился сам пред царские очи.

Глава 9. Суд

Хомяк явился раненый, с перевязанной головой, он еще не оправился от стычки, произошедшей с Серебряным.

Матвей Хомяк рассказал Иоанну о том, как напал на него во время исполнения царской службы неведомый человек. Но имени обидчика назвать не сумел, так как не знал.

Иоанн Грозный требовал имени. Матвей обвел взглядом присутствующих, как бы призывая их в свидетели своей честности, и тут увидел Серебряного.

Со злобной радостью стремянный Малюты Скуратова указал на Никиту Романовича.

Грозный устроил обоим противникам допрос. Он был взбешен тем, что Серебряный посмел напасть на царских людей, то есть проявить открытое неповиновение. Гости под тяжелым взглядом царя стали требовать смерти Серебряному. Его увели.

И только один юный голос сказал громко: «Ты не прав, государь!». Смельчаком оказался сын Малюты Скуратова, Максим – он же спас Никиту Романовича от медведя несколькими часами ранее.

Грозный был изумлен тем, что ему открыто решаются возражать. Максим пояснил свою мысль: царь не выслушал Серебряного, не дал ему ничего сказать в свое оправдание. Никиту Романовича увели, однако Борис Годунов, предвидевший возможность резкой перемены в настроении царя, приказал задержать казнь.

Действительно, Грозный раздумал рубить голову Никите Романовичу. Казнь отменили.

На этот раз Грозный простил Серебряного, но с условием: если еще раз провинится тот перед государем, после такой двойной вины смерти ему не миновать. И взял с Серебряного обещание: где бы он ни был, должен будет явиться для наказания сам.

Глава 10. Отец и сын

Ночью Малюта Скуратов, закончив пытки узников в тюрьме, вернулся домой.

Супруга уже спала, не спал только сын Максим. Между старшим и младшим Скуратовыми состоялся серьезный разговор. Максим признался, что больше не может выносить такую жизнь, видеть убийства и пытки, к которым постоянно прикладывает руку родной отец. Не решаясь думать о царе иначе как о божьем помазаннике, чьей воле в любом случае нужно покоряться. Максим просил одного: разрешения уйти, чтобы послужить государю на военной службе, охраняя границы России.

Малюта запретил сыну уезжать. Ему следовало пойти к царю, чтобы отдать ключи от темницы и рассказать о пытке, поэтому, отдав приказ сыну ложиться спать, он вышел вон из избы.

Едва шаги отца стихли, Максим покинул дом, не потревожив спящую мать.

Глава 11. Ночное шествие

Когда Малюта вошел к царю в опочивальню, тот молился. Перед этим у государя состоялась беседа со старой нянькой Онуфревной. Старушке было к 90 годам, много она повидала на своем веку, многих царских детей выпестовала.  Только она могла безнаказанно укорять Грозного за все его зверства, только при ней просыпалась совесть царя.

После разговора с Онуфревной Грозного охватил озноб: он боялся возмездия на том свете за свои злодеяния. Появление Малюты рассеяло страх.

Но когда царский любимец ушел, Иоанн забылся тревожным сном, и его стали терзать видения. Привиделось царю, будто тени убитых друг за другом являются в комнату, окружают его, и каждый произносит глухим нечеловеческим голосом загробное приветствие.

В ужасе царь пробудился. Немедленно он велел звать всех на молитву. Опричники, только что пировавшие, спешно надевали поверх богатых кафтанов черные ризы и шли за царем в церковь.

Началось ночное молитвенное бдение, обычное для слободы.

Глава 12. Клевета

Утром Малюта Скуратов ехал к царю, полный дум о сбежавшем сыне, за которым отправил погоню. Царевич со своими людьми заметил Скуратова и, проезжая мимо на коне, нарочно обрызгал грязью. Злую насмешку услышал Скуратов в свой адрес.

Этого он не мог вынести. Явившись к Иоанну, находившемуся в одном из приступов страшной подозрительности, Скуратов принялся делать намеки на то, что главным изменником является юный царевич Иоанн. Якобы Иоанн Иоаннович замыслил извести отца и сам сесть на трон.

Едва Грозный понял смысл туманных намеков, он тут же велел своему верному псу Скуратову убить царевича. Назвал и способ: следовало утопить юношу в Поганой Луже – местном болоте.

Тем же днем во время охоты, когда люди царевича были заняты травлей, Скуратов с приспешниками схватили Иоанна Иоанновича, примотали к седлу и вскачь повезли к поганой луже. Но рядом с этим гиблым местом кто-то уже был – Скуратов не знал, что возле болота была назначена сходка разбойников.

Глава 13. Ванюха Перстень и его товарищи

На поляне рядом с Поганой Лужей собрались разбойники. Пожилой кудрявый Коршун, один из доверенных Перстня, рассказывал сказку молодежи.

Двое крепких парней лениво толкали друг друга, меряясь силой. В это время один из разбойников привел троих новеньких, пожелавших примкнуть к разбойничьей ватаге. У одного из них опричники убили всей родных, у другого спалили избу, у третьего, богатыря Митьки, увели невесту.

Всех троих приняли, причем Митька тут же продемонстрировал недюжинную силу, раскидав новых товарищей, словно сухие ветки, по поляне, чем сразу заслужил общее уважение.

Перстень тоже рассказывал о чем-то кучке разбойников на другом конце поляны.

Вдруг прискакал тот, которого назначили в дозор, с известием: едут люди, явно богатые, к Поганой луже. Предчувствуя скорую наживу, разбойники повыскакивали с мест. Перстень скомандовал нескольким идти с ним, члены ватаги ему беспрекословно подчинились.

Глава 14. Оплеуха

Серебряный с Борисом Годуновым сидели за дружеской беседой. Никита Романович, благодарный Годунову за свое спасение, расспрашивал царедворца о том, что же такое творится на Руси. Почему Годунов не может сказать Грозному, что он вершит неправедные дела? Почему видит все это и ничего не делает?

Борис Федорович возражал князю: хитрее надо быть, что толку, если выступить защитником правды перед Иоанном? Только голову на плаху положишь.

В это время к беседовавшим подскакал стремянный Серебряного Михеич с криками: оказалось, он увидел, как Малюта Скуратов везет к Поганой Луже связанного царевича.

Недолго думая, Серебряный бросился на выручку наследнику престола.

Он успел вовремя. Выхватил саблю у Скуратова и замахнулся на него. Но Никита Романович был один, а Малюта имел с собой верных опричников. Исход боя был бы предрешен, если бы из-за кустов не выскочили разбойники. Перстень увидел перед собой Серебряного, который крикнул, что здесь царевич. Мгновенно оценив обстановку, атаман разбойников бросился на подмогу Серебряному.

Битва завершилась полным разгромом отряда Скуратова: все полегли, только сам он ушел на лихом коне.

Спасенный царевич поблагодарил разбойников. Вместе с князем Никитой Романовичем он выдвинулся к отцу, а навстречу им ехали Борис Годунов с ратниками. Если бы не Никита Романович, Годунов, конечно, опоздал бы, спасать бы уже было некого.

Вопреки ожиданиям всех участников события, царь простил Скуратова.

Глава 15. Поцелуйный обряд

Смущение Елены в тот злополучный вечер, когда Серебряный заезжал к Морозову, не ускользнуло от старого боярина. Поначалу решив, что женщину испугал проскакавший мимо дома Вяземский, Дружина Андреевич постепенно понял: дело здесь вовсе не в прежнем докучливом кавалере. Елена Дмитриевна таила в сердце любовь к кому-то, незаконную любовь, порочившую честное имя пожилого боярина.

Морозов решил дознаться, кто был причиной сердечной муки боярыни.

Однажды, спустя дня 4, он сидел за книгой, поглощенный думами о жене. В это время вбежал слуга и доложил: едет Вяземский. Изумленный Морозов, услышав, что Вяземский послан самим государем, велит открыт ворота и встречает ненавистного опричника хлебом-солью.

Афанасий Иванович передает Морозову царское слово: он-де прощен, опала снята. Дружина Андреевич в честь этого события закатывает большой пир, угощает Вяземского и зовет в гости Серебряного.

Но думы о Елене не оставляют старика. Решив дознаться, кто ее тайный воздыхатель, Морозов устраивает по старинному сценарию поцелуйный обряд: хозяйка сама поит гостей из чарки, а после с каждым целуется.

Лишь одного поцелуя не вынесла Елена Дмитриевна: поцелуя Серебряного. Ноги ее подкосились, она сомлела. Понял Морозов, в кого влюблена несчастная боярыня.

Между тем вокруг дома Морозова собирались опричники, явно ожидавшие тайного знака. Пир закончился, дом погрузился в сон.

Глава 16. Похищение

Морозов вошел на половину жены, которая еще не ложилась. Увидев молодую женщину, погруженную в мечты, Дружина Андреевич остановился, охваченный жалостью и негодованием одновременно.

Но вспомнив о поруганной чести, Морозов принялся горько упрекать боярыню: как могла она скрыть от него сердечную страсть к другому? Зачем обманула его? Необязательно было выходить замуж: он мог бы просто увезти Елену в свою вотчину и спрятать там до приезда Серебряного или отправить в монастырь.

Елена не знала, что ответить: она обманула мужа не из лукавства, а от незнания самой себя, по молодости и неопытности.

Морозов велел жене взять свечу и идти с ним. Но туту послышались удары сабель, и голос Серебряного крикнул: «Дружина Андреич! Измена! Предательство!».

Распахнулась дверь под ударами извне, в горницу вломился раненый князь Вяземский. Он открыто сказал Морозову, что требует себе Елену. Между боярами завязалась драка, Морозов упал первым.

Вяземский, подхватив потерявшую сознание женщину, вскочил с ней на коня и умчался.

Глава 17. Заговор на кровь

Пока опричники грабили дом Морозова, Вяземский вез Елену в свое имение. Однако раны дали о себе знать: князь ослабел. Он лишился чувств.

Елена оказалась одна на обезумевшем коне, который понесся знакомой ему тропой, и вскоре выехал в старой мельнице.

Мельник, узнав коня, понял, что перед ним та самая Елена, в которую был влюблен Вяземский и которую желал приворожить. Смекнув, что за женщину можно получить немалый выкуп, мельник пристроил ее пока у себя. Перепуганная Елена просила защиты, она отдала мельнику богатое жемчужное ожерелье и обещала еще подарков.

Тем временем послышался стук копыт – это на мельницу прибыли холопы Вяземского. Они везли своего истекающего кровью князя и требовали, чтобы старый колдун «заговорил руду», то есть унял кровотечение.

После угроз мельник решился на ворожбу: ему удалось справиться с кровотечением. Старик отправил холопов с князем далеко на постоялый двор, сам же пошел к Елене, угостил ее вином и медом.

Напившись и сам, мельник вскоре упал и захрапел.

Глава 18. Старый знакомый

На следующий день новый гость посетил мельницу: то был Михеич, искавший способа вызволить своего князя из тюрьмы. Во время битвы у Морозова опричники схватили Никиту Романовича, связали и отдали на царский суд: в который раз Серебряный оказывал сопротивление «слугам государевым», теперь его вина вряд ли будет прощена.

Михеич приехал просить помощи у мельника, помня, что тот умеет ворожить и что Перстень велел в случае нужды искать его через мельника.

Старик не отказал: он направил Михеича к избушке, где было становище разбойников. Но о Елене ничего не сказал. Он пока не знал, поправится ли Вяземский, и решил еще немного подержать у себя Елену, чтобы потом повыгоднее сбыть ее тому, кому она понадобится.

Глава 19. Русский человек добро помнит

Пробравшись по лесу, Михеич действительно обнаружил избушку, о которой говорил мельник. Недолго думая, он влез на полати и заснул. В избе никого не было, следовало дождаться хозяев.

Разбудил стремянного сильный удар кулаком в бок. Открыв глаза, Михеич увидел здоровенного детину в горнице, а с ним еще много людей. От дальнейшего избиения незваного гостя уберег другой дюжий молодец, явно сильнее первого, который заставил всех прочих проявить уважение к сединам Михеича.

Стремянного князя Серебряного стали расспрашивать. Но тут он встретился взглядом с предводителем разбойников (это была разбойничья ватага), старым знакомцем Ванюхой Перстнем.

Михеич поведал Перстню о своем горе: Никита Романович в тюрьме, надо выручать. Перстень задумался. С одной стороны, разбойничий атаман понимал: царская темница охраняется так крепко, что проникнуть туда невозможно, пытаясь вызволить кого-то, сам погибнешь. С другой стороны, он был обязан Серебряному жизнью, а значит, не мог не отплатить тем же.

В голове разбойничьего атамана созрел план. Для осуществления его нужно было отправиться вдвоем со старым верным товарищем Коршуном вместе в Александрову слободу.

Не сразу Коршун согласился. Лишь к утру, крепко подумав, дал свое согласие. Все понимали: атаман с Коршуном идут практически на верную смерть. Но честь даже у разбойников была превыше всего. Решили выдвигаться втроем: сам Перстень, Коршун и молодой парень Митька – тот самый, у которого увели невесту и который оборонил Михеича от кулаков сотоварищей.

Глава 20. Веселые люди

Князь Серебряный был скован цепями. Его держали в тюрьме до особого царского распоряжения.

Малюта Скуратов, думая отыграться на князе за свое унижение – избитого стремянного Хомяка и оплеуху, полученную от князя при спасении царевича, за то, что не дал осуществиться убийству сына Грозного – собирался как можно скорее приступить к пыткам Серебряного. Злодею не терпелось насладиться болью и унижением противника.

Вмешался Борис Годунов. Не подавая и виду, что испытывает симпатию к Серебряному, он сумел оборонить его от мучений, сделав ясный намек Малюте на отсутствие распоряжений Грозного о пытках узника. Следовало сначала допросить Серебряного, а не доводить пытками до смерти.

Взбешенный Малюта бросился вон из тюрьмы, не заперев двери. Годунов подал знак Серебряному не отчаиваться, закрыл двери на засов и вышел вслед за Скуратовым твердым шагом.

Иоанн мучился угрызениями совести. Он понимал, что преданность Серебряного – особого рода. Князь готов был за своего царя хоть на плаху, хоть в бой. Но Грозному казалось, что, прояви он слабость, прости виновного Никиту Романовича, и тут же все словно с цепи сорвутся, скинут его с престола, убьют, посадят другого государя. Однако, желая проявить хоть какую-то видимость справедливости, царь запрещает пытать Серебряного, посылает ему пищу и вино со своего стола. Казнь он назначает на следующий день.

Чтобы отвлечься от давящих мыслей, Грозный решает затеять соколиную охоту. Его любимый сокол Адраган в порыве охотничьего азарта скрылся в неизвестном направлении. Отправив слугу разыскивать кречета, Грозный внезапно заметил двух слепых калек, над которыми потешались его приспешники. Слепцов сопровождал дюжий парень.  Один из калек упал, поднялся, облитый грязью. Иоанн Грозный рассмеялся. «Кто вы, молодцы?» — довольно доброжелательно поинтересовался государь у прохожих. Те, не видя, что перед ними царь, отвечали непочтительно. Грозному все это показалось забавным. Он велел слепым идти в Александрову слободу прямо во дворец, а вечером явиться к государю и сказывать ему сказки.Иван Грозный и слепые

Слепые, поняв наконец, кто перед ними, оробели. Но Грозный ободрил калек. Он продолжил охоту, калеки же пошли в слободу, следуя приказанию самодержца.

Однако, отойдя за пределы видимости царских приспешников, они присели отдохнуть и затеяли беседу. Стало очевидно: мнимые калеки вовсе не слепые. Это были Ванюха Перстень, Коршун и Митька.

Коршун поведал Перстню историю о том, как однажды совершил убийство, тяжким камнем легшее ему на совесть. И рассказал о зарытом богатом кладе. Чувствовал старик, что идет на верную погибель, а потому решил исповедоваться перед Перстнем и завещать ему деньги, много лет пролежавшие в земле ненужным грузом.

Подскакали сокольники, искавшие кречета, и разбойники вновь притворились слепыми калеками.

Глава 21. Сказка

Утомленный охотой царь рано ушел в свою опочивальню. Мамка Онуфревна сказала царю, что слепые, которых велел он позвать сказывать сказки, вовсе не слепы. Объяснить свои слова старуха не могла, а только твердила, что странники затеяли недоброе. Она чутьем ощущала, что случится что-то нехорошее. Интуиция не подвела Онуфревну: Перстень успел велеть своим товарищам поджечь слободу, чтобы в суматохе легче было овладеть ключами и спасти Серебряного.

Пришедший с докладом Скуратов рассказал, что Серебряный повинился лишь в нападении на царских опричников, а больше ничего говорить не хочет, и предложил применить к узнику пытку.

Но Грозный ничего не отвечал любимцу. Вместо этого он велел подать себе посох и кольчугу и позвать слепых сказочников.

Калеки явились пред царские очи. Началась беседа. Иоанн старался усыпить бдительность странников, делая вид, будто он ни в чем их не подозревает, и принял вид человека засыпающего. Перстень принялся за длинную сказку. Между тем он незаметно подал знак Коршуну, который потянулся в изголовье «уснувшего» царя, чтобы достать ключи от тюрьмы. Разбойники знали, что ключи эти всегда хранятся у царя в опочивальне, в головах, а потому действовали наверняка. Только одного не учли они: удивительного умения царя притворяться и его неестественной подозрительности.

Царь вскочил, ударил Коршуна в грудь посохом и крикнул опричников. Перстень успел выскочить в окно. Коршуна же подняли и увели в тюрьму. Добиться от него удалось лишь следующих слов: «Я хотел взять ключи от твоей казны, государь».

Малюта увел Коршуна на пытки.

Перстень же выскочил во двор. Он думал, что все пропало, однако верный силач Митька сумел плечом выбить дверь тюрьмы и убить часового. Перстень бросился вызволять Серебряного. Однако князь отказался идти: ведь он дал слово царю, что не будет пытаться уйти от его воли и наказания.

Тогда по приказу Перстня Митька взвалил князя на спину, обмотал мешком, и все трое покинули слободу.

Глава 22. Монастырь

Максим, сын Скуратова, покинув отчий дом, не имел ясной цели. В своих скитаниях он набрел на отдаленный монастырь.

В беседе со стариком игуменом юноша признался в страшных грехах: в нелюбви к царю и в том, что не почитает он отца своего. Вначале священник стоял в изумлении. Но, когда Максим открыл свое имя, все понял старик. Он принял исповедь, отпустил грехи молодому человеку и пригласил его трапезничать. Игумен увидел: сердце юноши невинно, чисты его помыслы. Возможно, он останется в обители и будет примерным сыном бога.

Глава 23. Дорога

Максим провел в обители несколько недель. Но монашеская жизнь была не по нему: Юноше хотелось действовать. Однажды он рассказал старому игумену о желании покинуть монастырь ради службы отечеству: до обители дошли слухи, что на Русь со стороны Рязани напали татары.

Опечалился игумен, но благословил Максима. Молодой Скуратов выехал в поле, где повстречал своего старого знакомого – сокольника, сумевшего поймать кречета Адрагана. Максим поделился с сокольником деньгами, просил передать матери, что он жив, а больше никому ничего не говорить.

После этого юноша поехал дальше. Но далеко уйти от родной стороны ему не удалось: напали разбойники. Видя одежду опричника, члены разбойничьей банды решили схватить его живым и отвезти в свой стан. Опричников лихие люди ненавидели и имели с ними свои счеты.

Глава 24. Бунт станичников

В разбойничьей ватаге было неспокойно: назревал бунт. Никто не понимал, зачем Ванюха Перстень привез князя, почему держит его у себя в избе и почему не желает идти на выручку Коршуну.

Глухой ропот перерос в возмущение. Разбойники (в те времена их называли еще станичниками) двинулись к избе атамана, намереваясь сместить его с должности.

Перстень между тем вел беседу с Никитой Романовичем, старясь доказать ему, что нельзя добровольно класть голову на плаху: раз уж сами разбойники вызволили Серебряного из тюрьмы, надо ему теперь быть осторожным и не ходить к царю. Серебряный же хотел вернуться в слободу и вновь сдаться – ведь он не сам сбежал из тюрьмы, его силой вынесли.

Разбойники, вооружась кто чем мог, подошли к избе атамана. Они стали кричать, чтобы Перстень сложил с себя командование, а новым атаманом стал бы Серебряный. И чтобы Серебряный вел их тотчас к слободе, где они всей гурьбой устроили бы резню, выручили Коршуна и выкрали все богатства.

Серебряный не желал принимать атаманство и вести станичников на слободу. Неизвестно, чем бы все закончилось, только в решающую минуту привели схваченного Максима. Его собирались казнить медленной смертью.

Никита Романович спас юношу, раскроив череп самому бесшабашному разбойнику. остальные притихли. Серебряный понял: разбойники, понимавшие только силу, отныне будут подчиняться ему.

Подоспели еще станичники из разведки. Они вели пленного татарина и с возмущением рассказали, что татары напали на Русь, начали жечь церкви, а священников отдавать на поругание. Грубые разбойничьи сердца загорелись справедливым гневом. Серебряный, воспользовавшись этим, принял решение вести ватагу на татар. На удивление легко станичники согласились стать на время честными воинами и отправиться на защиту Руси.

Глава 25. Приготовление к битве

Максим отблагодарил князя за чудесное спасение. Странный отряд, состоявший из разбойников и опричника, отправился, ведомый князем Серебряным, на битву.

Вскоре по указанию пленного татарина набрели на стойбище. Захватчики не ожидали нападения: они мирно сидели возле своих палаток, играя на музыкальных инструментах заунывные мелодии. Видимо, так они отдыхали.

Перстень выбрал себе смелых сподвижников и решил с ними напасть на сонных и усталых татар неожиданно, когда враг не мог и заподозрить неладное и мнил себя в безопасности.

Глава 26. Побратимство

Максим подъехал на коне в Серебряному и завел разговор. Юноша рассказал, что Никита Романович ему стал как родной, что он готов чтить его как брата.

Серебряный охотно согласился побрататься с молодым опричником, видя, что у того нет ничего плохого на сердце.

Хоть и стояли молодцы по разные стороны баррикад, хоть и из разных по древности родов происходили они, разное положение занимали среди царских соратников, но это не стало препятствием для их крепкой дружбы. Оба сняли нательные крестики и обменялись ими, чтобы носить отныне крест названого брата.

В этот момент послышался переполох в стане врага: это Перстень поджег лес, и татарский лагерь загорелся. Начали биться Серебряный, Перстень и разбойники с татарами, а на подмогу им внезапно явилась конница, которой предводительствовал стройный молодой человек с длинными волосами, развевавшимися из-под шлема. Это был Федор Басманов.

Максим удивился и обрадовался: разные нехорошие слухи ходили про Басманова. Видели, как он, нарядившись в летник (род женского платья), отплясывал перед царем. А теперь этот женоподобный юноша совершенно изменился. Откуда и сила, и смелость взялись! И мчится, и рубит татар.

Максим решился ехать на подмогу Басманову. Но татарская стрела настигла его, пронзила грудь. Серебряный успел услышать последнее желание названого брата: Максим просил отвезти матери крестик и сообщить ей горькое известие о смерти сына. Свой же крест Максим просил Никиту Романовича никогда не снимать.

Глава 27. Басманов

После битвы, в которой русские одержали победу над татарами, молодого Скуратова похоронили с почестями. Басманов велел поставить себе персидский шатер и позвал в гости Серебряного – отметить победу.

Когда Никита Романович вошел, он увидел уже совсем иного Федора Басманова – не того удалого молодца, что с безумной удалью рубился в сече, а почти красную девицу. Басманов полулежал на подушках, смотрелся в зеркало, вокруг него ощущался аромат духов.

Не знал Серебряный, как это все понимать. Начался разговор. Басманов сумел расположить к себе гостя, рассказывая, что ему приходится поневоле забавлять царя, надевая женский летник, что при дворе его кличут уже не Федором, а Федорой, что он так и этак старается помогать Грозному, но тот не слушает его советов, балует, а между тем к политическим серьезным делам не подпускает.

Серебряному было и противно, и странно слушать такие речи. Он видел Басманова в сече и проникся к Федору невольной симпатией, мысленно хваля за храбрость. Но в то же время женоподобное лицо, жеманные манеры, явное коварство Басманова претили честному сердцу князя, вызывали отвращение.

Федор попытался было опоить Серебряного, чтобы сыграть с ним злую шутку: нарядить в летник. Однако князь вовремя очнулся, поднялся и вышел из персидского шатра, решив больше не иметь дела с царским опричником.

Глава 28. Расставание

На другое утро после битвы Перстень собрал шайку. Он объявил товарищам, что уходит на Волгу, как давно собирался, один, а всем разбойникам предложил самостоятельно решать свою дальнейшую судьбу.

Князь Серебряный также объявил свое решение: он собирался в слободу и кликнул клич, кто, мол, желает попробовать получить прощение царево, тот может идти вместе с ним к Иоанну с повинной головой. Может быть, царь не будет устраивать казни, а зачтет разбойникам победу над татарами и определит их себе на службу.

В итоге разбойники разделились: большая часть пошла с Серебряным к царю, меньшая с одним из станичников – продолжать прежнюю жизнь, а силач Митька увязался с Перстнем на Волгу.

Глава 29. Очная ставка

Через неделю Басманов докладывал Иоанну о победе над татарами и о своей роли в этой битве, всячески преуменьшая помощь, оказанную князем Серебряным и разбойниками.

Грозный уже знал о бое и его подробностях, поэтому слушал Басманова без особого интереса. Он вообще охладел к бывшему любимцу и даже легко согласился на жалобную просьбу Федора об отставке и отъезде из слободы.

Однако Басманов оказался хитер: он сумел заронить в душу царя подозрение на занятие Афанасия Вяземского колдовством. Надеясь таким образом потеснить соперника за расположение государя и оказаться ближе к Грозному, Басманов получил приказ пока не выезжать за пределы Александровой слободы и удалился.

К Иоанну явился еще посетитель. То был оправившийся от ран боярин Морозов, пришедший просить суда над Вяземским за разорение дома и умыкание жены. Он требовал очной ставки со своим оскорбителем.

Иоанн не любил Морозова за прямоту и честность, за смелость, которую боярин всегда проявлял, никому не позволяя унижать свое достоинство.

Но, пытаясь изобразить справедливого монарха и одновременно выведать у Вяземского информацию о колдовстве и возможном замышлении против царской особы, Грозный велел позвать князя Афанасия.

Противники оказались лицом к лицу. Иоанн деланно удивился и возмутился, когда Вяземский, призванный к ответу, хотел было пояснить, что супругу Морозова увез по разрешению царскому. Афанасий понял: Грозный сейчас подставляет его.

В итоге было решено: оба противника сразятся в честном бою. Кто выиграет, кто останется жив, тот и прав.

Глава 30. Заговор на железо

Вяземский приехал к мельнику, чтобы получить от него какую-нибудь волшебную защиту в предстоящем бою. Понимая, что сам он неправ, а вся правда на стороне Морозова, Вяземский опасался божьего гнева, при помощи которого старый боярин мог одолеть его.

Мельник только что попрощался с каким-то молодым человеком, которому дал волшебный корень. То был Басманов, желавший любыми путями вернуть себе царскую любовь.

Между старым знахарем и Вяземским состоялся разговор, в ходе которого старик прибег к волшебству: заговорил воду и принялся смотреть на ход будущего поединка. Но он ничего не мог различить и ничего не сказал Вяземскому об исходе боя с противником.

Но зато, поглядев подольше в волшебную воду, старик вдруг ясно увидел человеческие головы на колах и кости, цепями прикованные к столбу, а у столба догорал костер.

Вяземский уехал, увозя траву голубца болотного в мешочке. Мельник обещал, что это верное средство от гибели, если носить его на шее не снимая.

Сам же колдун был так потрясен увиденной в воде картиной, что почти без чувств опустился на землю, даже не заметив отъезда своего страшного гостя.

Глава 31. Божий суд

Грозный в отсутствие Вяземского велел устроить допрос с пристрастием его ближайших слуг. Под пытками некоторые сказали, что князь Афанасий колдовал, желая сбросить с престола Иоанна, а посадить его двоюродного брата Владимира.

Неизвестно, поверил ли Грозный такой информации, только он все более настраивался против своего бывшего любимца.

В день поединка Морозов и Вяземский явились на избранное место. Туда же прибыл царь. Поближе к месту боя пробилась также странная парочка: молодой гусляр и его мощный, высокий и здоровый приятель.

Бой так и не начался: Вяземский вдруг покачнулся, раны его открылись, он понял, что сражаться не сможет. Сбросив себя мешочек с заговоренной травой, который, казалось князю, будто душил его, Вяземский обратился к царю с просьбой найти себе замену.

Это было против правил. Но Иоанну уж очень хотелось погубить Морозова. И он дал разрешение.

Бросили клич. Вместо Вяземского вызвался в бой с Морозовым Матвей Хомяк. Видя такое дело, Дружина Андреич также крикнул добрым молодцам, что поставит желающего вместо себя, а бойца этого, буде выиграет битву, щедро наградит.

Вызвался силач – спутник гусляра. Парочка эта оказалась Ванюхой Перстнем и его верным товарищем Митькой, который узнал в Хомяке оскорбителя своей невесты.

Битва закончилась быстро: Митька одолел Хомяка. Его буквально оттащили от задушенного до смерти Хомяка. Гусляр схватил Митьку, и оба исчезли в толпе.

Глава 32. Ладанка Вяземского

После боя Иоанн подозвал Морозова и сказал, что тот совершенно очистился теперь божьим судом, его правда была в ссоре с Вяземским. Велев боярину оставаться в слободе, царь приказал подойти и Вяземскому. Тот был готов к немедленной смерти.

Но Грозный, прилюдно обвинив бывшего любимца в колдовстве и злоумышлении против государя, сказал ему, чтобы так легко – простой казнью – он и не думал отделаться.

Вяземскому предстояло вынести пытки. Иоанн велел отвести его в тюрьму. Казнь ему и «слепому» разбойнику Коршуну государь решил придумать такую, чтобы народ устрашился и долго не забыл жуткого зрелища последних мучений тех, на кого пала немилость царская.

Глава 33. Ладанка Басманова

Вяземского пытал сам Скуратов. Но князь вел себя мужественно и достойно, ни в каких наветах не сознавшись. И только показал, что видел на мельнице у колдуна Басманова.

Иоанн проявлял внешнее благоволение к Федору Басманову, вновь приблизил его к себе. Басманов радовался, что помогает волшебная ладанка, данная колдуном мельником, и носил мешочек на груди не снимая.

Но однажды Грозный со свитой направились в монастырь, где приняли благословение игумена. Словно неожиданно для царя, примчался внезапно туда же Малюта Скуратов с важным известием: только что, мол, под пыткой сознался колдун мельник, что был у него Басманов, замысливший извести царя. И дал ему мельник волшебную ладанку.

Иоанн обратился к Басманову с приказанием немедленно показать, что носит тот на шее. Федору ничего не оставалось, как продемонстрировать висевшую рядом с нательным крестиком ладанку.

Для Иоанна это было уже достаточным доказательством измены. Федора схватили и повели на пытку, как ни унижался он, упрашивая царя смилостивиться.

Глава 34. Шутовской кафтан

Иоанн Васильевич устроил очередной званый обед, на который пригласил и Морозова. Но сесть старому боярину царь велел ниже Бориса Годунова, чем подверг родовитого старика большому унижению. Грозный понимал это и хотел видеть, покорится ли боярин.

Дружина Андреевич отказался садиться ниже Годунова. Тогда Иоанн подверг Дружину Андреевича неслыханному унижению: заставил слуг одеть его в шутовской кафтан.

Этого Морозов снести не мог: прямо обратился старик к Иоанну, прося отрубить ему голову, но честь его не марать.

На это боярин получил ответ царя, мол, государь волен и в жизни и смерти, и в чести всех своих холопов.

Морозов понял: терять ему больше нечего. В полной тишине прозвучала его гневная речь, обращенная к Иоанну, в которой боярин горько упрекал царя во всех злодеяниях и вспоминал собственные заслуги перед отечеством и громкие победы над внешними врагами, а теперь наградой ему стал шутовской кафтан.

Слушая, Грозный старался не упустить ни слова, чтобы потом сторицей воздать Морозову за все его обвинения.

Когда боярин замолчал, Иоанн распорядился посадить его в тюрьму, кормить и не сильно пытать, чтобы смог выдержать лютую принародную казнь, которую Грозный намеревался специально для него изобрести.

Морозова увели.

Глава 35. Казнь

После проводов литовских послов была назначена казнь. Простой народ согнали на площадь, где высились чудовищные орудия, предназначенные для смертных пыток осужденных.

Первым вывели Морозова. Иоанн хотел выдумать для него лютейшую казнь, но в последний момент передумал. Боярину отрубили голову. Достойно принял он смерть.

Затем повели медленно умерщвлять Басманова с отцом и Вяземского. Басманов сумел умереть легкой смертью: нагло крикнул на всю площадь, что желает покаяться и рассказать о своих и царских грехах. Малюта Скуратов просто отсек ему голову.

Вяземского и Коршуна убивали долго и ужасно. Оба не выказывали страха, достойно приняли смерть. Коршун посчитал такую смерть справедливой платой за неправедную жизнь, убийства и разбой. Поэтому совесть его успокоилась.

Казнили и старого мельника-колдуна. Его привязали к столбу и сожгли.

В начале казней к Иоанну, явившемуся лично смотреть на убийство своих подданных, приблизился блаженный Вася, виденный ранее Серебряным. Юродивый принялся уговаривать царя убить и его тоже, чтобы дать возможность душе его попасть в райские кущи.

Стараясь отделаться от блаженного, царь бросил ему денег. Но Вася швырнул мелочь на землю, крича: «Ай, жжется! Ты, царь, опалил золото в адском огне!».

Грозный озлобился. Не помня себя, он замахнулся на юродивого, но вся толпа закричала: «Царь, не тронь блаженного! Ты волен в наших головах, но его не смеешь убивать!».

С трудом сдержал себя государь. Схватив жезл, он ринулся в толпу осужденных и пронзил первого попавшегося. Затем вернулся на прежнее место.

Казни, приостановившиеся было, продолжились. Иоанн взирал на все это с мрачным наслаждением.

Бориса Годунова на момент казни не было в Москве: он счастливо избежал необходимости видеть ужас, уехав провожать литовских послов.

Позднее на месте казней москвичи построили несколько простых храмов «на крови и костях».

Глава 36. Возвращение в слободу

Царь, насытившись казнями, возвращался из Москвы в Александрову слободу. По дороге он щедро раздавал милостыню, а кроме того, повелел открыть тюрьмы, простил многих, иных даже наградил подарками.

Годунов, призванный подготовить царю торжественный прием, сидел у себя в избе в задумчивости, когда слуга доложил, что к нему явился князь Никита Серебряный.

Сообразив, что, хотя Серебряный в опале и сбежал из тюрьмы, но что Грозный теперь в милостивом настроении, Годунов понял, как лучше действовать. Он решил принять князя и вести его к государю.

Бояре поговорили. Годунов пытался склонить Серебряного к мысли, что нужно действовать вместе, но не прямо, а постепенно подлаживаясь к царю и стараясь переменить ход его размышлений. Если же Серебряный не хочет так действовать, лучше ему уехать биться с татарами, а опричники здесь пока друг друга перегрызут. Тогда-то и образумится Иоанн, поймет, что он творит с Русью. Тогда и можно будет вернуться и служить ему.

Как бы то ни было, сначала Серебряный хотел явиться к царю вместе с разбойниками, чтобы тот простил им неправедную жизнь за храбрость, проявленную в бою с татарами.

Утром Годунов начал осторожно выяснять у царя, как тот относится теперь к Серебряному, как встретит его, пришедшего и желающего пасть к его ногам.

Грозный, который, словно удав мышами, уже наелся смертями и казнями, пока не хотел никого убивать. Он решил так: высплюсь, отдохну и приму ватагу разбойников вместе с Серебряным – а там и решу, что с ними делать.

Глава 37. Прощение

Прошло несколько часов. Пробудившийся Иоанн в тайное оконце наблюдал за странным сборищем: возле крыльца царского терема толпились израненные, кто в богатом платье, кто в лохмотьях, разбойники. С ними стоял Никита Романович. Все ожидали решения своей участи, не подозревая, что государь видит всю ватагу с новым предводителем – Серебряным — и раздумывает, как поступить с ними.

На крыльцо вышла старая Онуфревна, также пребывавшая в размышлениях. Очевидно, ей тоже хотелось узнать, как поступит Грозный.

Когда царь вышел наконец к разбойникам, те приветствовали его. Серебряный сказал за всех, что явились они с повинной, пусть Иоанн прикажет им теперь, как дальше жить.

Грозный все думал, как быть. С одной стороны, царь боялся прослыть малодушным, с другой – сердце его уже напиталось кровью жертв. Пребывая в мирном расположении духа, Грозный не пожелал наказывать ни строптивого Серебряного, всегда говорившего правду и не пытавшегося избежать царского гнева и мстительности, ни разбойников, добровольно пришедших на суд государев.

Пока Иоанн думал, сквозь толпу пробрался старый Михеич – наконец он нашел своего князя после долгих странствий и поисков. Желая посмеяться, Иоанн предложил стремянному Серебряного в жены старую Онуфревну, чем изумил Михеича. Но тот с достоинством ответил на царскую насмешку: сказал, что скорее готов уж принять смерть от рук царя, чем этакий позор на стрости лет.

Грозному понравилась смелость старого слуги. Он отпустил возмущенную Онуфревну, а разбойникам и Серебряному предложил служить в опричниках. Но опять Грозный встретил сопротивление: его щедрое предложение не было принято ни князем, ни станичниками.

Даже это не рассердило царя, пребывавшего в благодушном настроении: он позволил и разбойникам, и князю уйти на границу, служить в сторожевом полку.

Глава 38. Выезд из слободы

Михеич и Серебряный беседовали обо всех событиях, случившихся после их негаданного расставания. Михеич рассказал о судьбе Елены Дмитриевны: оказывается, она была им вывезена с мельницы, когда Дружина Андреич еще оставался жив, и попросилась пожить в знакомой обители. Боярыня мучалась угрызениями совести перед мужем, страдала душевно, не зная об участи Серебряного, и желала побыть наедине со своими мыслями.

Когда Михеич сообщил, что Серебряный жив, Елена Дмитриевна обрадовалась, однако решения не переменила. Старик проводил боярыню до монастыря. Она обещала пожить там, а после отправить гонца к мужу, чтобы тот уж приехал за ней, забрал обратно к себе или как-то иначе решил ее участь.

Выслушал это все Серебряный. Он тут же хотел ехать в монастырь, так и Михеич советовал, ведь больше Дружины Андреича не было на свете, и Елена вольна была выходить снова замуж, за кого бы захотела.

Но, подумав, сперва князь отправил Михеича вестником к боярыне. А сам отправился к безутешной матери Максима Скуратова, уже знавшей о смерти сына, передал ей крестик, получил ее горькое благословение.

Затем перед отъездом к боярыне и на границу Серебряный попрощался с Борисом Годуновым. Тот вновь попытался склонить князя к сотрудничеству, говоря, что было бы замечательно, если бы они, два человека, желающих блага России и честных, постоянно находились бы вблизи царя и могли давать ему разумные советы. Так бы опричнина рухнула… Но Серебряный отверг предложение. Никита Романович испытывал искреннюю симпатию к Годунову, однако, имея прямую и храбрую душу, он не вынес бы жизни при дворе Иоанна, и сам понимал это.

Затем князь выехал вместе с бывшими разбойниками к новому месту службы.

Глава 39. Последнее свидание

По пути Серебряный, оставив своих, повернул один к монастырю. Подъезжая. Он увидел Михеича, гревшегося у одинокого костра.

Завидя князя, Михеич грустно сказал: «Не езди туда, Никита Романович, нечего тебе там делать».

Серебряный понял: что-то случилось. Спешившись, он принялся расспрашивать старого стремянного, и вот что узнал. Елена Дмитриевна, когда передали ей весть о смерти мужа, постриглась в монахини. Причем постриг свершился накануне приезда Серебряного.

Князь был в величайшем горе, и все-таки решился на последнее свидание.

Прибыв в монастырь, он был вначале встречен неласково: игуменья поведала, что по обителям мечутся опричники, убивают матерей и жен тех, кто пал жертвой кровавых злодеяний Грозного. Игуменья в первые минуты подумала, что Серебряный из числа этих убийц.

Успокоенная уверениями князя в мирных намерениях, игуменья разрешила ему свидание с новоявленной сестрой Евдокией.

Тяжелым оказалось свидание. Князь горько упрекал любимую: зачем не подождала его, зачем отдала себя богу? На это Елена Дмитриевна возразила, что чувствует: не было бы им счастья. Видно, родились они в несчастливое время. Ощущая на душе своей грех, сестра Евдокия теперь молилась за растерзанного мужа, который по ее милости попал в опалу, а она едва не опорочила его честное имя.

Отчаянно воскликнул Серебряный: «Что же мне теперь делать?». Он в эту минуту не хотел ничего, даже становиться на защиту родины – ведь вместо родины отныне кровавое месиво, где правят балом злоба и месть. Сестра Евдокия повелела бывшему возлюбленному терпеливо нести крест, данный ему богом.

Они поцеловались – в последний раз, без страсти, а только с невыразимой горечью.

Князь уехал.

Глава 40. Посольство Ермака

Прошло 17 лет. Царь все так же безумствовал, сменяя периоды бойни на беспрестанные молитвы. Он погубил всех бывших любимцев. Умер и Малюта, но не от царской руки: он пал в бою с ливонцами.

В одном из участившихся припадков бешенства убил царь своего сына Иоанна.

Сам Грозный, несмотря на еще не старческие годы, сильно сдал. Он выглядел больным и немощным, безобразным, намного старше своего истинного возраста.

Русь трясло: неистовствовал царь, отовсюду нажимал неприятель, чувствуя, что государство слабеет, внутри были раздоры и отчаяние. Правда, Грозный, наконец осознав бессмысленность опричнины, отказался от нее. Но нельзя сказать, что русские люди вздохнули свободнее. Все так же люты оставались обычаи царя.

Одно лишь радостное событие случилось за это время: Ермак завоевал Сибирь.

Грозный с Годуновым по случаю прибытия послов Ермака из Сибири устроили пышный прием. Годунов ныне вошел в большую силу: он женился на родственнице Малюты Скуратова, а сестру свою Ирину выдал за слабого и безвольного сына царя Федора. Породнившись с царем, Борис стал едва ли не правой его рукой.

Приближенные к престолу смотрели на сына Иоанна Грозного Федора, единственного оставшегося в живых законного наследника престола, и горестно думали о том, что Русь так и не выберется из тяжелого положения. Впрочем, у многих была мысль о Годунове – все-таки он внушал некоторые надежды людям. Годунов оставался не замешанным в чудовищных злодеяниях Грозного, а кроме того, время от времени умудрялся заставлять полусумасшедшего царя прислушиваться к дельным советам о ведении государственных дел.

Прием послов от Ермака, отправившего к государю своих людей с дарами из Сибири, решили обставить со всей торжественностью.

Во главе посольства шел Иван Кольцо – верный соратник Ермака, человек лет 50. Его спутники внесли подарки – меха, шубы, оружие.

Между государем и Иваном состоялся разговор, в ходе которого царь отблагодарил верных слуг за завоевание Сибири и «приращение государства», приказал отдарить их в ответ замечательными дорогими саблями и крепкой бронью. Но если на Ивана Кольцо бронь подобрали быстро, то для Ермака, известного своей силой и богатырским телосложением, нужно было примерять бронь на кого-то похожего.

Иван Кольцо предложил померять на своего помощника – мощного, высокого молодца. Беседуя с сильным и простодушным мужиком, назвавшимся Митькой, Иоанн начал припоминать: где-то они уже встречались.

Так и оказалось. В итоге Иоанн узнал в Митьке победителя давнего кулачного боя, выступавшего за Морозова, а в Иване Кольцо – слепого сказочника, едва не выкравшего когда-то ключи от тюрьмы.

Но настроение царя было вполне благодушным. Он не стал затевать разборок и казней, вместо этого сказал, что старого не помнит, все прежние вины простил. Вспомнил он и Никиту Романовича, спросил о судьбе своего преданного слуги. На это Кольцо поведал, что Серебряный погиб в бою на границе Руси 17 лет назад вместе со всем отрядом разбойников, ушедших с ним. Никакого сожаления не выразилось на лице царя.

На другой день Ивана Кольцо принимал у себя Годунов. Старые знакомые помянули князя Никиту Романовича, вздохнули о горькой судьбе России и ее лучших людей.

Автор заключает роман размышлениями о том, что и в ту страшную эпоху, когда зло мешалось с добром и смерть могла ожидать каждого в любую секунду, находились люди честные, неподкупные, добрые и смелые. Покоряясь своей тяжкой доле, покоряясь воле царя, которого считали помазанником божьим на земле, они тем не менее не терпели унижения своего достоинства и не совершали подлостей, предпочитая перенести пытки и смерть.

Кратко об истории создания произведения

Алексей Толстой посвятил историческому роману «Князь Серебряный» больше десятка лет. Начав работать над ним в 40 — е годы XIX в., писатель через некоторое время остановил свой труд. Это был период регресса и репрессий: Николай I постепенно ужесточал введенный им полицейский режим. И Толстой просто не был уверен в собственной безопасности: провести параллель между тиранией Грозного и деспотизмом Николая не составило бы большого труда для современников.

Однако интерес писателя к роману и эпохе Иоанна Васильевича не угасал. В итоге он все же вернулся к роману, закончил его и впервые прочел на публике в 1861 году. На следующий год произведение увидело свет в печатном виде.

Алексея Константиновича, создавшего свой грандиозный труд на основе изучения «Истории Государства Российского» Н.М. Карамзина, интересовал вопрос: почему русский народ столь многотерпелив по отношению к тиранам? Почему покорно склоняет голову перед любым монархом, лишь бы тот был легитимным?

Писатель обращает своей вопрос к публике – к тем людям, которые будут читать «Князя Серебряного». С того времени прошло больше полутора сотен лет. Вопрос по-прежнему актуален – и по-прежнему не имеет ответа.

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Поделиться с друзьями
Book-Briefly
Adblock
detector