Кратко «Степь» А. П. Чехов

⭐⭐⭐⭐⭐ «Степь» за 4 минуты и подробно по главам за 15 минут. 

Повесть Чехова о мальчугане по имени Егорушка читается на одном дыхании. Автор ярко передает испытания и переживания юного героя, который был разлучён с матерью и отправился на обучение в незнакомый край.

Очень краткий пересказ повести «Степь»

Ранним июльским утром из города N выехала старая бричка. Чтобы выгодно продать шерсть в дорогу отправились – Иван Иваныч Кузьмичов – купец, плотный мужчина с лысиной и в очках и отец Христофор Сирийский – худощавый добрый старичок, настоятель уездной церкви. Рядом с молодым кучером Дениской сидел третий пассажир – Егорушка. Это племянник Кузьмичова 9-летний зареванный мальчишка в кумачовой рубахе и ямщицкой шапке с пером.

Его матушка Ольга Ивановна Князева – вдова коллежского секретаря – уважала людей светских и образованных. Потому упросила брата доставить сыночка в городскую гимназию. Егорушка не хотел уезжать, и смотрел на убегающие вдаль родные края сквозь детские слезы.

Иван Иваныч считал учение делом бестолковым. Его больше беспокоил обоз купца Варламова, который вез на рынок большую партию шерсти.

Июльская жара донимала. Бричка сделала остановку на берегу прохладной реки, а потом покатила дальше к постоялому двору Мойсей Мойсеич. Здесь путникам оказали самый радушный прием. Супруга старого еврея Роза угощала Егорушку хлебом с медом и печатным пряником. И только брат Мойсея, рыжий еврей Соломон, с презрением смотрел на зажиточных господ.

В памяти Егора навсегда осталась встреча с графиней Драницкой и ее управляющим Казимиром. Красивая полная женщина с соболиными бровями одарила мальчугана ласковым поцелуем.

Ближе к ночи бричка догнала обоз Варламова. Иван Иваныч поручил Егора заботам старого подводчика Пантелея, а сам в обход двинулся к молокану. Мальчишка с радостью влез на тюк, укрался пальтишком и крепко заснул.

Утром Егорка увидел широкие дороги, будто вытоптанные великанами. Обоз из двадцати подвод сопровождали мужики из разных сословий – сын зажиточного торговца Микола Дымов, бывший церковный певчий Емельян, работник спичечной фабрики с распухшей челюстью Вася, кучер Кирюха, молоденький хохол Степка и прочие крестьянские сынки.

Балагуры Дымов и Кирюха больше остальных будоражили народ. Руганью и громким смехом они вызывали у Егорушки брезгливую ненависть.

На привале у реки ребятки принялись ловить раков. Потом Степка выпросил у местных бредень и живенько пошла рыбная ловля. Пока Егорушка ходил вслед за Емельяном к обедне, а потом изучал окрестности, мужички сварили сытную кашу. Все ели так, что ложки в воздухе мелькали. И только Пантелей – приверженец старой веры – не вкушал из общего котла.

После обеда подводчики стали жаловаться на тяжелое бытье – вот раньше, дескать, было лучше…Дымов опять пристал к Егорке, чтобы он скинул «за столом» ямщицкую шапку.

Ближе к вечеру, когда спала жара, обоз двинулся дальше. После длинного утомительного перехода заночевали в степи. Здесь у одинокой могилки мужички вспоминали страшные истории. Неожиданно их навестил местный хохол Константин Звонык и поделился своим простым человеческим счастьем. Подводчики приуныли, позавидовали. А Пантелей скомандовал – Пора ехать!

Утром обоз достиг армянских сел. Уставших мужичков встречал строгий, но справедливый хозяин Варламов Семен Александрыч. Сухим приветствием он удостоил только старика Пантелея.

Вечером у котла с кашей снова вспыхнула ссора. Обозленный на жизнь Дымов цеплялся к бедному Емельяну, которому так хотелось снова запеть. Егорушка вступился за беднягу и громко закричал – Бей его, ребята!

С досады мальчишка спрятался на шерстяном тюке. Но тут началась страшная гроза.

Обозу удалось укрыться в ближайшей деревеньке. Егорушка перекусил дыней и арбузом, но даже под теплым тулупом не мог согреться. На утро мальчугана припекал жар, и только в гостинице с дядюшкой и отцом Христофором паренек пошел на поправку.

На следующий день Иван Иваныч повел племянника к приятельнице его маменьки Настасье Петровне Тоскуновой. За десять рублей в месяц женщина взяла Егорушку на постой.

Дядя и святой отец подарили герою на память по гривенничку. Егору было страшно и одиноко до слез, но впереди его ждала новая неизведанная жизнь.

Главные герои и их характеристика:

  •  Егорушка  – мальчик лет 9, сын вдовы Ольги Ивановны и племянник Ивана Кузьмичова, смышлёный загорелый паренек, совершил длинное трудное путешествие на пути к просвещению.
  •  Иван Иваныч Кузьмичов  – купец, плотный мужчина с лысиной и в очках, дядя Егора, хитрый деловой человек, жадноват, против обучения племянника.
  •  Отец Христофор Сирийский  – худощавый добрый старичок, настоятель уездной церкви, сын дьякона Сирийского из села Лебединского, в прошлом ученый муж, ныне божий служитель на восьмом десятке.
  •  Пантелей Захаров Холодов  – добрый старик, сопровождающий в обозе купца Варламова. Ходил босиком, жаловался на больные ноги, но смерти не боялся, к Егорушке отнесся с добротой и заботой.

Второстепенные герои и их характеристика:

  •  Ольга Ивановна Князева  – вдова коллежского секретаря, любила образованных господ, отправила сына в гимназию.
  •  Дениска  – служил кучером, было ему около 20 лет, озорной любитель подвижных игр.
  •  Людмила  – кухарка, водила Егорушку на Пасху в острог угощать арестантов.
  •  Варламов Семен Александрыч  – старый купец в простой одежке, снискал уважение в народе благодаря справедливости и деловой хватке.
  •  Григорий Егорыч  – приказчик Варламова.
  •  Мойсей Мойсеич  – хозяин постоянного двора, худощавый еврей с черной бородой и в цветастом жилете, добродушный, хитрый и суетливый, с раболепием встречает гостей.
  •  Соломон  – брат Мойсея Мойсеича, молодой рыжий еврей, прислуживает на постоялом дворе, вольнодумец, презирает господ.
  •  Роза  – хозяйка на постоялом дворе, жена Мойсея, добродушная многодетная мать.
  •  Михайло Тимофеич  – зять отца Христофора, уговорил родственника продать шерсть.
  •  Графиня Драницкая  – красивая полная дама, добрая и ласковая, живет на широкую ногу.
  •  Казимир Михайлыч  – управляющий и провожатый графини, привлекательный брюнет в котелке и крагах, лихо наживается на сделках хозяйки.
  •  Микола Дымов  – подводчик, озорной малый. Русый, с кудрявой головой, широкоплечий и рослый детина лет 30, забавы ради убил ужа, подначивает к ссорам других мужиков.
  •  Кирюха  – глупый молодой подводчик, маленький и коренастый, с черной окладистой бородой.
  •  Вася  – худой парнишка с подвязанным лицом, зоркий, внимательный, мягкосердечный, сокрушался об убитом ужике.
  •  Емельян  – подводчик в рыжем пальто, с шишкой под глазом, ловко обходился с кнутом, образованный, бывший певчий, потерял голос после купания в Донце.
  •  Степка  – 18-летний мальчик-хохол, в длинной рубахе, без пояса и в широких шароварах. Шустрый подводчик, кухарил для всего обоза.
  •  Константин Звонык  – мужчина лет 30-и, некрасивый, высокий хохол в белой рубахе, повстречался ночлежникам в степи и поведал о своем семейном счастье.
  •  Настасья Петровна Тоскунова  – приятельница Князевой, полная, добродушная, богобоязненная женщина, приютила у себя сына подруги Егорушку.
  •  Катя  – внучка Тоскуновой, загорелая, с пухлым щеками, в ситцевом платье.

Краткое содержание повести «Степь» подробно по главам

История одной поездки…

Глава I

Июль. Раннее утро. Из уездного города N выехала ветхая скрипучая бричка, в которой сонно ютились двое. Первый – купец Иван Иваныч Кузьмичов, «бритый, в очках и в соломенной шляпе», второй – отец Христофор Сирийский, настоятель Николаевской церквушки, маленький старичок с длинными волосами в сером кафтане, цилиндре и цветном поясе.

Оба ехали на рынок продавать шерсть. Перед объездом плотно позавтракали пышками со сметаной и добренько выпили. «Настроение духа у обоих было прекрасное…»

Рядом с кучером Дениской, неустанно стегавшим гнедых лошадей, ехал зареванный мальчик – племянник Кузьмичова Егорушка. Его матушка Ольга Ивановна – вдова коллежского секретаря – любила людей образованных и уговорила брата отвезти сына в гимназию. Теперь мальчишка в красной рубахе и «ямщицкой шляпе с павлиньим пером» подпрыгивал на облучке как «чайник на плитке…». Он крепко держался за Дениску и не хотел уезжать.

Ненавистная бричка неслась мимо острога, мастерских и кладбища. Мальчуган, всматриваясь в вишневые кладбищенские деревья, хотел еще пуще разреветься. Он вспомнил покойных – отца и добрую бабушку Зинаиду Даниловну. Когда родной город остался позади и потянулось бесконечное поле, Егорушка уткнулся в локоть Дениски и уже не сдерживал слез…

Дядюшка Иван Иваныч ворчал, а Отец Христофор вспоминал Ломоносова и увещевал: «Ученье, как говорится, свет, а неученье — тьма… Истинно так». Пассажиры заспорили. Купец считал, что если все будут учиться, то некому хлеб будет сеять. А святой отец возражал, если все будут в поле работать, кому же тогда науку постигать…

Тем временем жара теснила бричку. Егорушка замолчал, пейзажи вокруг услаждали взор, но нагоняли сон и тоску. Один раз повстречалась девка на стоге сена, привлекая внимание Дениски. А второй раз путников окружили злые пастушьи собаки. Иван Иваныч приказал остановиться, подозвал пастуха – «совсем ветхозаветную фигуру» и поинтересовался, не проезжал ли мимо купец Варламов?

Пастух покачал головой, бричка покатила дальше. Мельница как колдунья махала разными крылами, а вдали показался хутор Болтвы.

Глава II

На берегу речушки компания устроила привал. Отец Христофор, откушав печеное яйцо, завел с Егором умную беседу. Разменявший восьмой десяток старец вспоминал, как служил «…жезлоносцем у преосвященного Христофора». «Еще у меня усов не было, а я уж, брат, читал по-латынски…» – с гордостью вещал старичок. Мечтал он тогда поехать в Киев, науки постигать, «да родители не благословили».

Дениска с жадностью косился на закуски хозяев, но делал вид, что охотится на слепней. Купец, откушав, предложил еду кучеру, а сам улегся спать на мешок с чем-то ценным. Святой отец разоблачился, удивил Егора парусиновыми брюками, и тоже в миг захрапел. Когда задремал и Дениска, Егорушка остался наедине с самим собой…

Было утомительно жарко. Мальчуган боялся уснуть и не досмотреть за лошадьми. В это время со стороны села послышалось пение. Егорушка взобрался на камень, вглядываясь в даль. Пела молодая женщина, а рядом стоял ребенок в одной рубашонке. Сельчане мигом заметили красную рубаху героя.

Через несколько минут Егора удивила неожиданная встреча. Босой мальчишка из деревеньки вырос неоткуда и представился Титом. Разговор не ладился, и Тит так же быстро испарился. Егорушка маялся от жары и скуки.

Вскоре от укуса насекомого проснулся Дениска. После умывания он предложил Егору бежать наперегонки, а потом поймать муху и скормить ее кузнечику.

Пробудились и прочие попутчики. Иван Иваныч подгонял святого отца, пока тот читал кафизмы, глядя на Восток.

Наконец бричка тронулась навстречу закату. Тучки нахмурились, поднялся ветер. Пассажиры держали шляпы в ожидании ливня. Но сухая степь победила, порывы стихли и на поле лег теплый летний вечер.

Глава III

В сумерках бричка остановилась у одноэтажного дома с ржавой крышей. Это был постоялый двор, а навстречу гостям выскочил Мойсей Мойсеич – худой чернобородый еврей в белых штанах и цветастом жилете. Он причитал и суетился, выражая радость от встречи.

На взволнованный клич хозяина из дома вышел Соломон – брат Мойсея, молодой рыжеволосый еврей, одетый в кургузый костюм.

Купец Кузьмичов беспокоился, не проезжали ли тут обозы Варламова. Узнав, что две партии проехали, а за ними и приказчик Григорий Егорыч, Иван Иваныч засобирался следом. Хозяин умоляющим тоном упросил гостей остаться на чай.

Соломон с насмешливой улыбкой подал самовар. Кузьмичов поинтересовался, почему он этим летом не приезжал на ярмарку жидов. А Мойсей Мойсеич с хитрецой пригрозил, что напишет письмо архиерею о коммерческой деятельности отца Христофора. Батюшка сконфузился и признался, что шерсть не его, а зятя Михайлы. Поговорили и о юном Егорушке, Мойсей с радостью узнал, что «хорошенький паничок» едет учиться в гимназию.

Вспомнили о детях. Старый еврей сетовал, что у него шестеро и хлопот с ними невпроворот. А отец Христофор жизнью был вполне доволен. С улыбкой говорил о сыночке докторе, что посоветовал отцу лечиться сжатым воздухом. Собеседники расхохотались, а Кузьмичов тем временем, развязав свой тайный мешочек, принялся считать денежки.

Мойсей Мойсеич тихонько вышел. Соломон стоял в непринужденной позе с презрительной улыбкой. Иван Иваныч приставал к молодому еврею с расспросами, а то отвечал, что «если б были у него деньги, то Варламов перед ним ломал бы такого дурака, как Мойсей перед вами».

Хозяин дома повел Егорушку знакомиться с домочадцами. Еврейка Роза угощала мальчугана хлебом с медом и пряниками, а герой удивлялся, сколько детей прячется в спальне под засаленным одеялом.

Тем временем Соломон разошелся, ведя в гостиной крамольные речи. Христофор пожаловался Мойсею на полоумного братца. Еврей, взмахивая руками, слезно причитал, что нет сладу с родственничком. Он наследство отцовское в печи сжег, а за язык длинный был бит Варламовым кнутом. За что и ему, несчастному Мойсею, досталось.

Егорушка дремал от усталости. Вдруг дверь распахнулась, повеяло свежим ветерком. В затхлую гостиную вошла красивая дама с важным сопровождающим. Все присутствующие подскочили, а Мойсей изломился в почтительно-раболепном поклоне.

Дама попросила передать Варламову, чтобы он ее навестил. Потом чмокнула бутуза Егорушку и вышла. Постояльцы тоже направились к бричке, перешептываясь о красоте и богатстве графини Драницкой.

Глава IV

Егорка дремал на облучке рядом с Дениской. Ночь мягко обволакивала степь, придорожные кусты и камни казались застывшими человеческими фигурами. Бричка поравнялась с обозом, вокруг толпились работники Варламова. Рядом с груженными телегами лошади казались маленькими и коротконогими.

Иван Иваныч спешил выгодно продать шерсть. Он поручил заботу о племяннике доброму мужику Пантелею. Егорушка влез на тюк, укрылся пальтишком и сладко заснул.

Когда проснулся, солнце уже выглядывало из-за кургана. Дороги были широкими, а столбы с проводами убегали вдаль. Обоз из двадцати подвод двигался медленно. Егорушка различал фигуры трех сопровождающих – босоногого дядьки Пантелея, человека с козлиной бородкой и шишкой под глазом, и смешного длинного мужика, вышагивающего по-солдатски.

Пантелей не улыбался, но говорил без остановки добрым вкрадчивым голосом. Расспросил Егорушку о родителях, а потом погрузился в разговоры с самим собой. Старик вспоминал братьев-мещан, родной город Тим, и настоятельно советовал молиться святой Варваре, чтоб не умереть без покаяния.

Обоз всполошился, когда подводчик Микола Дымов убил хлыстом ужика. Глупый подводчик Кирюха смеялся во все горло. А Вася, вышагивающий как солдат, возмущался и обращался за поддержкой к деду Пантелею. К разговору присоединился и Емельян (подводчик), человек в рыжем пальто и с шишкой под глазом. Он махал кнутом как дирижёрской палочкой, вспоминая о пятнадцати годах служения церковным певчим.

Обоз остановился у колодца. Кирюха нырнул за ведром, а Дымов заметил Егорушку. Балагуры подняли на смех старого подводчика, будто бы он родил ночью мальчонку. Красавец Дымов громко гоготал и выражался, а Егор испытал презрение к грубой мужицкой натуре.

Под звон колоколов, напившись колодезной воды, обозники тронулись в путь.

Глава V

После полудни, когда жара достигла своего пика, обоз остановился на берегу реки. Первыми в воду нырнули Дымов и Кирюха, следом помчался удалой подводчик Степка. Егорушка не спеша разделся и прыгнул со скалы в прохладную голубую воду. Дымов решил подшутить, грубо схватив Егора за ногу, мальчишка выругался и оттолкнул наглеца.

Ребята принялись ловить раков. Но Дымов хотел рыбки и послал Степана в деревню за бреднем (небольшая рыболовная сеть). Емельян стоял по колено в воде, а Вася не любил купаться, его беспокоила челюсть, которая распухла после работы на спичечной фабрике.

Степка добыл-таки сеть. Молодцы с радостью принялись за рыбную ловлю. Дымов и Кирюха тянули бредень, а Степан суетился на берегу с ведром. После нескольких неудачных попыток ребятки все же наловили рыбки на знатную уху. Вася с больной челюстью съел одну рыбеху прямо живьем…

Егорушка заскучал. Он побрел в сторону церквушки, прислушиваюсь к знакомым звукам обедни. Там он заметил аккуратно стриженный затылок Емельяна. Церквушка была полна хохлами, а в центре стояли важные люди. Паренек поклонился иконкам, но просфоры не получил. С досады побрёл дальше и заглянул в соседнюю лавку. Там розовощекий хозяин пил чай, угостил и Егорушку, а за копеечку насыпал ему полный карман семечек.

Когда герой вернулся к обозу, там уже кипела наваристая каша с рыбой и раками. Мужики принялись работать ложками, дали инструмент и паничку. Каша мужицкая оказалась очень вкусной, и только дед Пантелей не любил возиться с рыбьими костями.

Из разговоров мужиков Егорушка понял, «русский человек любит вспоминать, но не любит жить». Каждый по очереди рассказывал, как раньше было хорошо, а как сейчас худо. Злой Дымов накинулся на Егора и приказал ему за обедом снять шапку. Парень подчинился, но затаил обиду на вредного подводчика.

После сытной каши и жалоб на жизнь все повалились спать. Егорушка заснул рядом со стариком Пантелеем.

Глава VI

Обоз двигался вперед до самых сумерек. Всю дорогу старый Пантелей пританцовывал и бормотал себе под нос. Он вспоминал, как ездил в Орел, а в это время в пожаре погибли его жена Марья и детишки.

На ночлег остановились в степи у одинокой могилки. Ребятки натаскали бурьяна и развели костер, Степка достал свою зазубренную ложку и встал у котла. Все косились на могильный крест, а Егор спросил, чья это могилка. Дымов поведал, что когда-то на этом месте косари убили купцов…

Ребятки притихли, а Микола рассказал, как дело было. На одном постоялом дворе купцы – отец с сыном – напились и похвалялись своим богатством. Косари там ночевали и на ус мотали. Утречком навязались купцам в попутчики. Отец с сыночком иконы везли, ехали пешочком. А косари в глухом месте на них и напали. Сын пошустрее был, изловчился и троих поранил. Но тех восемь человек было и сгубили они души купеческие…

Пантелей вздохнул, помолился. А потом начал вспоминать случаи из жизни, когда сталкивала его судьба с лихими людьми. Ребятки притихли, даже Степка траву в костер потихоньку подкидывал. Каша с салом удалась на славу. Все ели из котла и только Пантелей отдельно из кипарисовой тарелочки. Ложечка у старика была презабавная, с крестиком, а мужики шептались, что дед до сих пор придерживается старой веры…

У Васи зрение от природы было обостренное. Вскочил он на свои длинные ноги и завопил, что кто-то идет. Ребятки испугались, не дух ли купеческий, но потом для разрядки дружно засмеялись.

Ночлег в степиНо Вася не обманул. К костру подошел высокий хохол в белой рубахе и с ружьем. А подмышкой он нес убитую дрохву. Гость улыбался во все лицо, предлагая мужичками купить птицу. Ребятки вежливо отказались, но пригласили охотника отведать мужицкой пищи.

Незнакомец представился Константином Звоныком. Улыбчивый парень поделился с новыми знакомыми своим счастьем. Три года он за девушкой ходил, а она ни в какую. И только восемнадцать дней назад сыграли свадебку. Молодая жена нынче гостит у родителей, а он как чумной по степи бродит.

Затосковали ребятушки после рассказа счастливца, позавидовали. Даже Егорушка представил, как однажды он женится на ласковой красавице. Такой, как графиня Драницкая…

Подводчики притихли, затянули песни. Но костер догорел, а Пантелей громко скомандовал – Время ехать!

На утро обоз добрался до армянских хуторов. Здесь-то и встретил мужичков неуловимый Семен Александрыч Варламов. Егорушка смотрел на Семена Александрыча во все глаза. Его немолодое лицо излучало строгость, ум, веру в собственное дело. Мелкий мужичок в простой одежде на худенькой лошадёнке прослыл властным человеком, побогаче самой графини Драницкой.

Семен Александрыч получил какие-то бумаги, замахнулся нагайкой на посыльного. Потом объехал обоз и удостоил приветствием лишь старика Пантелея. Народ молчал, пока хозяин рысцой удалялся прочь…

Глава VII

У ночного костра подводчики снова варили кашу. Дымов цеплялся к мужичкам и больше всех досталось бывшему певчему Емельяну. Злой Микола не унимался, назревала драка. Егорушка не выдержал, с криком «Бейте его», убежал и влез на тюк.

Дымов последовал за героем и подставил руку – Бей, не робей! Егорушка отвернулся, а Микола с выдохом – Скушно мне! – удалился прочь.

Затишье не наступило. Небо затянуло тяжелыми тучами, засверкали длиннющие молнии. Пантелей укрыл мальчишку рогожкой, но проливной дождь мигом вымочил его до нитки. Было страшно, Егорушка вспоминал маму и мечтал очутиться дома. Он звал деда Пантелея, но тот его не слышал. На минуту пареньку показалась, что по дороге движутся страшные великаны, но как потом оказалось, это местные пахари с вилами.

Повезло. По дороге попалась деревенька. Обозники укрылись от дождя. Егорушку пустила в хату добрая старушка, накормила дыней и арбузом. Под тяжелым тулупом мальчуган попытался согреться, но дрожь по всему телу не унималась.

Егор впадал в забытье. Утром он бродил по грязному двору в мокрой одежде, вспоминал родных и горько плакал. Мальчугана мутило. Когда обоз остановился на мосту, а внизу сновали баржи и пароходы, беднягу стошнило.

Дед Пантелей забил тревогу.

Глава VIII

На торговой пристани, наконец, появился Дениска. Он забрал больного Егорку и отвел на постоялый двор к дядюшке. Мальчуган не мог ни есть, ни пить, только лежал и плакал. Отец Христофор и Кузьмичов не знали, что и подумать. Голова у паренька была горячей, но святой отец надеялся, что до утра все пройдет…

На ночь Иван Иваныч улегся на пол, а Христофор, вознеся молитву, натер больного уксусом с маслом. На утро Егорушке полегчало. Он проснулся в чистой, залитой солнцем комнате, и заулыбался от счастья.

Первым вернулся святой отец. Он долго наставлял паренька на путь учения и послушания, а потом угостил хлебушком и осетровой икрой. Появился и дядюшка Иван Иваныч. Он ворчал, спеша отвести племянничка к подруге сестры – Настасье Петровне Тоскуновой. Троица долго бродила по улицам, расспрашивая прохожих. И вот, наконец, нашли домик с покосившимся забором и красной крышей.

Гостей встретила полная женщина с засученными рукавами. Она долго моргала, пока слушала Кузьмичова. А когда поняла, что Егорушка – сын ее близкой подруги, обрадовалась и запричитала. Героя встретил дом, заставленный иконами, и девчушка, которую звали Атька (Катька). Иван Иванович пообещал Настасье Петровне десять рублей за постой. Женщина боялась ответственности, но отказать была не в силах.

На следующий день дядюшка и отец Христофор простились с подопечным. Подарили ему по гривенничку, и попрощались, казалось бы, навсегда.

Егорушке было невыносимо грустно. Он хотел бежать за Кузьмичовым, но потом присел на лавочку и со слезами на глазах пытался представить свою новую жизнь.

Кратко об истории создания произведения

Повесть написана Чеховым в 1888 году. История родилась под впечатлением от поездки по Северному Приазовью. Близкие писателя называли повесть полностью автобиографической.

3 февраля 1888 года автор закончил «Степь» и собственноручно сшил листки в тетрадь. Он попросил издателя опубликовать ее целиком в ближайшем номере журнала «Северный Вестник».

Оцените статью
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Поделиться с друзьями
Book-Briefly
Adblock
detector